Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

юридический анализ, ч. 8

Originally posted by oboguev at юридический анализ, ч. 8

О легитимности существования Украины

Часто высказывается ошибочное мнение, что на референдумах 17 марта и 1 декабря 1991 года жители УССР высказали якобы противоположные точки зрения, и в декабре высказались за выход из федеративной связи с Россией.

В действительности, на обеих референдумах избиратели УССР высказались за одно и то же -- "обновленный федеративный статус" в составе СССР/ССГ.

На декабрьском референдуме не ставился вопрос о выходе из состава СССР или полном государственном отделении от России.
Выход из состава СССР и полное государственное разделение с Россией не провозглашаются также и в "Акте незалежности".

http://www.km.ru/ukraina/2011/08/24/istoricheskoe-edinstvo-rossii-i-ukrainy/ukraina-ne-golosovala-za-vykhod-iz-sssr
http://oboguev.livejournal.com/2848681.html

Более того, вопрос поставленный перед избирателями в бюллетена референдума 1 декабря эксплицитно содержит отсылки к конституции УССР, в которой провозглашается федеративный статус в составе СССР, верховенство законов Союза, и т.д. Что избиратели и подтвердили.

Текст бюллетеня и "Акта незалежности" провозглашает независимость, но ничего не говорит о разрыве федеративной связи с Россией или другими республиками СССР. Независимость/суверенитет -- это прекрасно, но ортогонально по отношению к федеративным (конфедеративным и т.д.) отношениям, в которые может входить суверенное государство для образования more perfect union. Вопроса об уничтожении таких отношений с СССР или Россией бюллетень не содержал. Поэтому вопрос задававшийся на декабрьском референдуме может быть корректно интерпретирован только одним образом: усиление республиканской независимости от центра в рамках федерации (в духе ст. 10 конституции США о суверенитете штатов). Ни на какой другой вопрос избиратели не отвечали.

Вопрос о выходе из состава СССР и государственном разрыве с Россией избирателям УССР никогда не задавался, и они на него никогда не отвечали.
Ровно напротив: 17 марта они подтвердили сохранение федеративных отношений с Россией эксплицитно, а 1 декабря (в силу косвенной постановки вопроса) повторно подтвердили сохранение Союза косвенно.

Представление о радикальной перемене настроений избирателей между мартом и декабрём и противоречии их голосов на двух референдумах является поэтому мифическим.
В действительности нет никакого противоречия между результатами мартовского и декабрьского референдумов.
На обеих из них украинские избиратели высказались за одно и то же: обновлённый федеративный статус Украины в составе Союзного государства.

Общим массовым настроением конца 80-х и по 1991 год было желание децентрализации гиперцентрализованного советского государства, но (за исключением Прибалтики и возможно западных частей Украины) не его разрушение.

Оба референдума, мартовский и декабрьский, отразили разные грани этого желания: мартовский -- сохранения федерации, декабрьский -- её децентрализации. Никакого противоречия между ними нет, и избирателей Украины никто не спрашивал о государственном разрыве с Россией.

Не задавался этот вопрос избирателям и позднее при принятии Конституции 1996 года, которая не утверждалась референдумом, и впридачу была "безальтернативной".

Действительно, украинские правящие группировки потом поменяли законы и конституцию Украины таким образом, который разорвал федеративные отношения с Россией.
Однако эти изменения (начиная с беловежского сговора) были осуществлены правящими группировками действовавшими без санкции граждан/избирателей, и даже без одобрения избирателями a posteriori, и поэтому не имеют легитимной силы.

Далее, сам вопрос референдума 1 декабря о усилении независимости Украины в рамках федерации задавался в рамках политических обещаний украинских правящих группировок о (1) непроведении принудительной ассимиляции и (2) достижении экономического процветания, каковые соответственно являются граничным условием для ответа избирателей УССР на вопрос референдума. Эти обещания были затем радикально нарушены, чем аннулируется и данный избирателями ответ на вопрос референдума 1 декабря.

Таким образом, образование Украины как государства находящегося вне федеративной связи с России никогда не опиралось на санкцию и волеизъявление избирателей.

Существование Украины не имеет под собой легитимной базы основывающейся на волеизъявлении граждан.

Это не значит, что такая база не может быть создана в будущем -- но её создание потребует проведения референдумов о национально-государственном статусе районов б. УССР, каковые референдумы определят как границы Украины, так и её политическое устройство.













Предыдущие части.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 23 comments