Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Ольшанский в ФБ

Недавно я читал замечательную статью Сергея Сергеева о декабристах - где, в частности, замечательны были те цитаты из писем посаженных и сосланных декабристов о внешней политике России, которые Сергеев привел в большом количестве.
Декабристы сидели в Сибири долго.
Россия в эти годы воевала с Турцией, подавляла восстание в Польше, усмиряла Кавказ, а потом и вовсе была Крымская война против "всего цивилизованного мира".
Догадываетесь, что думали обо всем этом декабристы?
"Слава Польше!"
"Да, мы в глубине сибирских руд, но все равно выйдем в знак протеста против российской агрессии с польским флагом!"
"Опять этот дурак Николай поссорился с турками!".
"Позор палачам Кавказа!".
"Скорее бы просвещенные англичане и французы победили отсталое самодержавие!".
Шучу.
Разумеется, декабристы - русские дворяне и офицеры - были на стороне России во всех конфликтах и переживали за нее.
Всегда готовы были как условный Рокоссовский - из лагеря на фронт.
Им даже в голову не приходила светлая мысль, что если их восстание против Николая было разгромлено, да и вообще в отечестве господствуют не самые лучшие порядки (чем-то, кстати, очень похожие на нынешние), - то это повод симпатизировать полякам, туркам, горцам, англичанам и французам против России.
А почему не приходила?
Теперь это трудно объяснить.
Но было, видимо, в них что-то такое, что заставляло их различать личность правителя - и государство.
Или, иначе, государство - и нацию (пусть это слово и будет некоторым анахронизмом).
Они понимали, что Николай Николаем, а поляки нам не друзья, и друзьями они нам не будут.
Теперь это понимание утрачено как "секреты Атлантиды и древней цивилизации майя".
Теперь мы видим огромную очередь московских политиков, политологов, писателей, да хоть и блоггеров, которые бегут записываться в друзья Украины только из-за того, что Путин плохой, Дума плохая, Киселев в телевизоре плохой, да и вообще - как-то тут все бесперспективно, неинтересно, немодно, архаично...
Это, конечно, болезнь.
Болезнь полного отсутствия национального чувства, полного неразличения той границы, за которой кончаются личные счеты к "режиму" и начинаются - русские, родные, свои.
А вот украинцы, кстати, эту границу отлично чувствуют.
Им и в голову не придет никогда, что если Янукович - вор и олигарх, Порошенко - вор и олигарх, ну и далее по списку, то это хоть как-то влияет на "слава нации" и "смерть ворогам".
Да, воры, да, олигархи, но нации все равно слава, а ворогам все равно смерть.
И если России имеет смысл чему-то учиться у Украины - то именно этому.
Спокойному знанию, что никакие "преступления режима", никакие "оффшоры Путина", никакие "глупости пропаганды" никогда не отменят элементарной солидарности со своими - против тех, кто по любой, и абсолютно неважно какой причине имеет хоть что-нибудь против России и русских.
Хотя лучше, конечно, учиться у декабристов.




Originally posted by oboguev at Из воспоминаний Тырковой:


Мы с Юлией Григорьевной сидели наверху, в библиотеке, и вдруг услыхали вопль. Петр Бернгардович на лестнице на кого-то кричал диким голосом. Потом раздался громкий топот по ступенькам. Он кого-то провожал, вернее выпроваживал. С шумом захлопнулась входная дверь. Опять топот по ступенькам. Красный, растрепанный влетел Струве к нам:

— Нина! Где Нина?...

— Петр Бернгардович, что случилось?

Не глядя на нас, не отвечая [...] он выбежал из библиотеки, разыскивая жену. Она была ему неизменно нужна, при всех происшествиях, больших и малых. Ее не было дома. Ему было необходимо перед кем-нибудь излить свои волнения. Опять влетел он в библиотеку и, кружась по тесной комнате, рассказал нам, что к нему явился знакомый социалист-революционер. Насколько помню, фамилия его была Максимов. Он пришел, чтобы от имени японцев предложить Струве денег на расширение революционной работы.

Струве наскакивал на нас с Юлией Григорьевной и, потрясая кулаками, вопил:

— Мне, вы понимаете, мне, предлагать японские деньги?! Как он смел? Мерзавец!

Интонации были для меня знакомые. Так вопил Струве на Казанской площади, стоя в рядах арестованных.

Живо представил сцену с каким-нибудь нынешним "лыбералом", которому предлагают иностранный грант.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments