Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

хуцпа vs абулия

Обращаясь в своих книгах к дореволюционному прошлому, Шульгин делал вывод, что «Николай II, это несчастный Государь, был рожден на ступенях престола, но не для престола… у Николая II было множество семейных и человеческих добродетелей и достоинств, но у него не было качеств, необходимых для царя: твердости и властности».

Когда Шульгин уже выйдет на свободу, и будет жить во Владимире, состоится диалог на эту тему с приехавшими к нему гостями (в т. ч. публицистом Г. М. Шимановым, записавшим эту беседу).

«После двух-трех фраз А.С. совершает удивительный для меня выпад против автора “Дней”:

– Василий Витальевич, ведь, советуя императору Николаю Александровичу отречься от власти, вы же способствовали фактически большевикам, – говорит он с жестковатою укоризною.

И теперь, мне показалось, мнется уже Шульгин… Вернее, несмотря на свою неподвижность, он, по-моему напоминает чем-то бабочку, пришпиленную иголкою живьем. Чувствуется, что внутренне он мучительно трепыхается, а безжалостный А.С. вонзает еще раз свою иглу:

– Вы же прокладывали дорогу большевикам, – с садистскими интонациями в голосе повторяет он.

… И вот после продолжительной паузы, Василий Витальевич отвечает:

– В то время все до одного были убеждены, что передача власти оздоровит положение… Ведь Николая Александровича совсем никто не слушался… Даже солдаты, находившиеся при нем в карауле…

– Нет… Оказывается, этот вопрос совсем не убийственен для Шульгина.

Его ответ правдив и разумен. Кто же мог предугадать, что именно так все получится?.. Это мы теперь крепкие задним умом.

– Как вы считаете, Василий Витальевич, Октябрьская революция это случайность или неизбежность?... Могло ли ее не быть?.. Или она оказалась закономерной реакцией на ту гниль, что разъедала русское общество?..

– Никакой гнили в русской жизни не было. Экономика развивалась огромными темпами. Искусство процветало. А наша армия по своей огневой мощи в январе 1917 года была самой сильной армией в мире за всю историю.

– Так почему же тогда все рухнуло?

Василий Витальевич не спешит с ответом. Полулежа на своей кровати, он какими-то особенными движениями двух – трех пальцев медленно-кругообразно потирает свою голову чуть выше лба (к этому занятию в течение беседы он возвращается почти постоянно).

Наконец он произносит:

– Абулия… Вы знаете это слово?

– Безволие.

– Абулия Императора… Ключевский писал, что наследственная монархия была бы лучшей формой правления, если бы не случайность рождения… Николай Александрович знал о своей неспособности к государственной деятельности. “Как я буду управлять государством? – говорил он еще перед коронацией. – Я же не умею обращаться с людьми?!..”». Эти размышления перекликаются с более ранними записями Шульгина: «Старый режим пал не почему иному, как потому, что мы уже не могли быть властителями!... Причина простая: греческое слово “abulia”… Это значит – отсутствие воли… атрофировалась воля. Что такое знаменитая русская застенчивость? Это и есть отсутствие воли… Волевой человек не может быть застенчивым. Волевой человек постоянно принимает решения… Постоянно… В каждую данную минуту… сказать слово… вмешаться… потребовать… настоять на своем… А застенчивый – жмется под стенку… Застенчивость очень легко совмещается с героизмом. Я много видел таких, которые были удивительны под пулеметами и крайне робкими в обращении с людьми… Много таких русских, которые герои в смертельном бою, а в обыкновенной жизни – подстеночники… Государь наш был болен тем же. Он умер героически… Он был непреклонен в основном, там, где требовался героизм. В Его решении не покориться немцам. И это Он запечатлел героической смертью. Но в обыденной жизни… Разве все не знают, что Он никогда никому не сказал неприятности в глаза… Он был застенчив. Он не мог раскричаться, рассердиться, заставить дрожать перед собой. Он был застенчив на троне. Это его и погубило.

А с ним и нас… И мы такие же, как наш Государь. Умирать? Сколько угодно! Но без всякой церемонии убрать от государственного дела такого-то, не обращая внимания на то, что он “наш милейший и симпатичнейший”, – на это мы не способны. Властители – иные. Они ступают по людям… Они побеждают. А мы? Мы умираем…».




Ху́цпа — присущее евреям свойство характера, приблизительно определяемое русскими словами «дерзость», «борзость» или «наглость». У самих евреев хуцпа означает особую смелость и рассматривается как положительное качество...

Носители хуцпы ведут себя так, будто их не заботит вероятность оказаться неправым. Понятие «хуцпа» отсутствует у других народов и его аналогия не встречается в других языках.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments