Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Две стороны одной войны: реалии новой Украины

Originally posted by marss2 at Две стороны одной войны: реалии новой Украины
Оригинал взят у varandej в Две стороны одной войны. Часть 3: реалии новой Украины

На Украине не покидает ощущение, что находишься где-то очень-очень далеко, не ближе Латинской Америки: с точки зрения российского путешественника она стала экзотической, труднодоступной и опасной страной.

В целом, как мне кажется, Средняя Украина понемногу унифицируется с Западной Украиной, а вот Юго-Восток пока остаётся хоть и несколько видоизменившимся, но Юго-Востоком. А вот ещё одна черта местного патриотизма - культ вышиванки:

А Киев (хотя сами киевляне этого не признают!) действительно заговорил по-украински: если в 2004-м русская речь в нём была близка к 100%, в 2013-м я бы оценил в 80%, сейчас дай бог если 40%. С одной стороны, подросла молодёжь "незалежной" закалки, но главное - всё же то, что в Киев теперь понаехло огромное количество народу из безработной глубинки.
На самом же деле парадоксальным образом положение русского языка в постмайданной Украине явно улучшилось, или вернее за патриотом Украины было признано право быть русскоязычным.
С одной стороны, Майдан и АТО русскоязычные граждане поддерживали едва ли не активнее всех галичан, с другой - многие уступки русскому языку и принятие его права на публичность были сделаны натурально НАЗЛО российской пропаганде.
Догадались бы об этом ещё во время Майдана - так может всё бы и обошлось, ведь отмена пакета законов, включавшего и региональный статус русского языка (именно эта сложная конструкция в сознании обыватель обычно упрощается до "запрета русского языка") в первый день новой власти и взорвала накалившуюся обстановку в Крыму и Донбассе.

На Украине не покидает ощущение "тонущего корабля" (хотя и не значит это, само собой, что он непременно утонет), и о том, что жизнь стала намного хуже, тут расскаывал мне почти каждый встречный.
Нет, пару раз я встречал ещё окрылённых идеей людей: "Всё только начинается!", "После революции у нас поменялось сознание, мы стали в большей степени украинцами" - но среди тех, с кем я общался, такие были один на десятки.
Жизнь, возможно, улучшилась  в Западной Украине, где больше гастрбайтеров и аутсорсеров, получающих зарплату валютой.
Но в основном даже в Киеве люди подавлены и разочарованы - цены растут с огромной скоростью (особенно на ЖКХ), воровать во власти стали ещё больше, и в целом на мои слова "Я ведь с самого начала говорил, что Майдан кончится передлом собственности на фоне борьбы с памятниками" обычно с тяжким вздохом следует ответ "Так и получилось..." - но впрочем сам Майдан по-прежнему свят, скорее его перемога - украдена.
Одним из впечатлений стали хостелы, по сути превратившиеся в общежития: в них я был единственный турист, а остальные постояльцы, в основном молодёжь, мрачно искали работу; в полтавском хостеле со мной жила девушка из Лозовой, для которой койка на 2-этажной кровати служит домом уже 10-й месяц.
Вся страна увешана рекламой "работа в Польше" и "польская виза" - увы, мне в кадр так и не попавшей.
Я бы сказал, что уровень жизни на Украине упал не так сильно, как в Донбассе - но психологически это ударило по людям даже сильнее, потому что для дончан проблему нищеты во многом затмевает война.
Одна из примет времени с обеих сторон фронта - опустевшие рекламные щиты, здесь их меньше, чем в ЛДНР, но тоже очень много:

А вот свобода слова - пропала. На многие темы в общественных местах говорить не то чтобы опасно, а просто как-то некомфортно.
Я помню, как женщина в Кировограде, прежде чем сказать мне, что Севастополь действительно имел право отделиться, огляделась - все ли двери закрыты; как итальянский бизнесмен в полтавском хостеле сначала закрыл дверь, и только потом начал мне рассказывать, что Путин рулит. Помню и как поменялись разговоры в поезде Москва-Днепропетровск, стоило было нам пройти границу.
Базовый принцип мне объясняли так: "Ругать можно кого угодно, а в симпатиях будь осторожен".

Я и раньше подмечал непохожесть "украинцев в интернете" на "украинцев в реале", а сейчас это различие стало ещё заметнее. По сути дела украинский социум состоит из двух неравных частей: с одной стороны - даже не активное, а ГИПЕРактивное сверхзаидеологизированное меньшинство, которое, наверное, даже с женой на кухне разговаривает лозунгами.

С другой - те, кого называют "хатаскрайники", "маланцы" и ещё бог весть как: множество аполитичных, социально-инертных людей, которые "просто хотят жить по-человечески", и в стремлении к этой жизни готовы поддержать хоть коммунистов, хоть фашистов, хоть сатанистов, хоть каннибалов, но привыкшие к векам чехарды чужих правителей, к тому, что "правительство, родной, на другой планете" - под всеми ними они будут жить с фигой в кармане.
С любыми идеологиями их чувства сильные, но недолгие, а обманувшись, они лишь разводят руками.
Они не строчайт в соцсетях по 200 сообщений в сутки, но они ходят по улицам и ездят в тесных маршрутках. Они обескуражены бедностью и ростом цен, они ещё болезененнее, чем мы, переживают разрыв связей с роднёй и друзьями по ту сторону границы, им нафиг не сдалась ни революция, ни война (хотя и хотелось бы в Европу), за Крым у них на Россию максимум обида, погибающих в Донбассе они просто жалеют, не видя у этой войны ни правых, ни виноватых...
Они просто хотят, чтобы всё это поскорее закончилось. И одни и те же слова: "Мы все славяне, нам нечего делить, нас перессорили политики/жиды/американцы" или даже "Россияне и украинцы - нормальные люди, Путини и Порошенко - дерьмо" я слышал в самых разных городах многострадальной страны.
Между этими категориями нет чёткого разделения по объективным критериям.
Допустим, как опору нынешней власти мне не раз описывали молодёжь, выросшую в постсоветских реалиях, не обременённую семьёй и кредитами, увлечённую романтикой патриотической борьбы и в той же мере - пенсионеров, опять же не обремённых иждивенцами и верующих телевизору.
Но как раз с этими двумя категориями я общался немного, большинству мои собеседников было лет по 30-40 - состоявшиеся люди, которым есть, чего терять.

Ещё одна особенность украинского общества - это его потрясающая способность к атомизации.
Неумение искать компромиссы, отсечение из своей жизни тех, с кем не согласен приводит к тому, что с равным успехом в ЛДНР можно найти человека, уверенного что тут "ВСЕ за Украину", а где-нибудь под Черкассами - уверенного, что тут "ВСЕ за Россию и против Майдана".
Мне лично попадались такие люди, и я лучше них понимал, что они заблуждаются. Соответственно и "проукраинскость/пророссийскость" того или иного города, особенно на Юго-Востоке, определяется в первую очередь отмобилизованностью активного меньшинства.
А на практике выходит, что о реальных настроения на Украине не может сказать никто, и может быть динамичный путешественник тут имеет даже более цельную картину, чем закуклившийся среди единомышленников житель.

При этом и "большинство", конечно же, неоднородно, и включает и тех, кто полностью разделяет идеи меньшинства - но спокоен, рационален и не склонен к социальной активности.
И даже пророссийская часть "большинства" - совсем не монолит: в посте о реалиях ЛДНР я уже писал, что там редко встретишь человека, который утверждал бы, что Россия их предала.
Здесь - наоборот: очень многие пророссийские граждане Украины ненавидят Путина за то, что назвал Порошенко "партнёром", презрительно называют соседнюю страну "Эрэфией", которая "не Россия", и вообще чем дальше тем больше закапываются в русский этнический национализм.


В сущности, Новороссия, если она когда-нибудь состоится, может ВНЕЗАПНО оказаться глубоко враждебным для РФ государством, одержимым идеем "освободить 120 миллионов русских из под нерусской власти".

Украинская же идеология, наоборот, от этнического национализма уходит всё дальше и дальше, скорее приходя к концепции полиэтнической нации с безраздельно господствующей идеологией.
Я бы сказал, что главное свойство Украины сейчас даже не национализм, а элитаризм,
этакая реинкарнация шляхетской демократии, когда в государстве представлены интересы только "активной части общества",
общество делится не по национальностям, а на "свидомых" и ими ведомых.


В целом многие люди на Украине поражают парадоксальностью своего мышления. Вот два примера:
1. Были готовы дружить хоть с чёртом, лишь бы подальше от России - и при этом удивляются, как это "братний народ", который должен был их защищать, на них вдруг напал?
2. Презирали Россию за вековечную отсталость от Запада, за косность власти, за беспомощность внешней политики, за проигранные Чечню, Осетию, Крым и Сирию, за неизбежный скорый распад, но более всего - за то, что не присоединила их к себе, когда была возможность.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments