Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

украинцы в концлагере

"Жена показала мне однажды толстенький томик, переплетенный в липкий ледерин, почти ландрин, и хоронившийся за спинами "Наших трудов": это была переписка двух братьев Сквозняков времен Второй мировой войны: Никита Захарович, судя по штемпелям Рейхспочты, кантовался тогда в немецком концлагере на территории бывшей Польши, а Петро Захарович бедовал в ридной Каховке или Шепетовке.

Первый слал второму (из-за колючей проволоки!) продуктовые посылки, а тот всячески его благодарил и намекал, чтобы он не очень-то уж рвался домой, "бо життя тута не дуже гарна".

Мне эта переписка и эти посылочки показались сущим сюром и глюком: концлагерь ведь, Освенцим или вроде того, какая оттуда может быть "гуманитарная помощь"?

И только много-много лет спустя, волей-неволей нахватавшись обличительной перестроечной информации, я докумекал, чем мог заниматься в плену мой продувной тестюшка.


Оказывается, гитлеровское лагерное начальство ценило в хохлах основательность и порошковую верность прессу, под который их угораздило попасть: почти все они служили в зоне надзирателями.

Впрочем, товарищ Сталин использовал их в том же качестве, что и геноссе Гитлер."


Юрий СТЕФАНОВ, "Драповые ниды"




"Я, вроде, подошла к Майдану, а все время возвращаюсь к России. Да, потому что не миновать этого: слишком связана Украина с Россией. Слишком долго у нас была общая история. И в советской империи украинцы играли ничуть не меньшую роль, чем русские. Откуда пошло словечко «вертухай»? От украинского «не вертухайся» – команда украинцев–надзирателей зекам. А сколько украинцев было в ЦК, в политбюро?"

Как ни странно, вдова Померанца.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments