Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:
Боже, боже! как же теперь сохранится уникальная атмосфера уникальной 57-й?!

Она там действительно уникальная - помимо истории с меморандумом, помню еще одну чудную: некий человек под ником В.А.Гонский, которого когда-то туда не взяли, припомнил у меня на форуме, что его матери в 57-й школе тогда объяснили, что взяли не его, а какого-то паренька, потому что на всех мест не хватит, а паренек еврей и поэтому ему социально трудно будет в обычной школе, а "Вагонский" русский, и ему и так неплохо будет - у него не будет тех проблем со средой. Такая гуманная позиция почему-то ни матери "Вагонского", ни ему самому совершенно не понравились. Он это вспомнил - и началось.

Прилетели представители 57-й и стали увлеченно объяснять, что такого быть не могло, что кто-то что-то не так понял, что в школе неверно сказали, что вообще да, такое могло быть и такие соображения вообще действовали, но это же не преференция по этническому признаку, это преференция по социальному гандикапу. Мое замечание, что когда преферируемый социальный гандикап вычисляется, в частности, по этническому признаку, то это и есть включение в систему преферирования преференции этнической, вызвало ... вот примерно это самое и вызвало. На форуме это лежит все до сих пор.


* * *

Разве мальчик виноват, что родился русским?

"А еще говорят, что русский народ музыкален"

"С какой удивительной легкостью, с одесским юмором подается здесь и тема «железной чекистски, давившей контрреволюционеров, как клопов», и более современная тема «длинного списка еврейских учеников» Ландау. Ведь это тяжелое моральное обвинение: все равно как брать на работу только своих родственников."

моя судьба в посткоммунистической России во многом была связана с тем, что я был «неудобен», «ненадежен» для этой линии на абсолютные гарантии. Обо всем этом мне поведал уже в 1994 году в порыве откровенности академик Халатников, в то время он был преемником Ландау, ректором знаменитого «физтеха». «Моя беда и беда всех так называемых русских просвещенных патриотов, — учил меня уму-разуму Исаак Маркович, — что мы не считаемся с политическими реалиями, с тем, что евреи, тем более русские евреи, не имеют права на ошибку». «Неужели вы не видите, как много среди так называемых патриотов антисемитов? О чем вы думали, когда садились в кадр вместе с Александром Прохановым? Дорогой мой, — продолжал Исаак Маркович, — вы взрослый человек и должны рассчитываться за свои ошибки. Будьте патриотом про себя. Мы же, евреи, знаем, что любой русский патриотизм в России оканчивается антисемитизмом».

О ПОДБОРЕ И ВЫДВИЖЕНИИ КАДРОВ В ИСКУССТВЕ
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments