Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

сокращение бюрократии


В конце прошлой недели президент Туркмении Ниязов на очередном заседании правительства коснулся широкого спектра государственных вопросов.

[...]

Следующим в повестке дня значилось здравоохранение. Министр Бердымухамедов с гордостью поделился успехами... в воспитании подрастающего поколения, которые достигаются благодаря регулярному чтению стихов «любимого вождя». Однако ожидаемого эффекта дифирамбы не принесли. «Не надо меня часто упоминать и говорить о моей заботе, я же вижу тебя каждый день», -- строго заметил Ниязов. В результате министру здравоохранения не поздоровилось. «Ни одного доктора нет у тебя, который получил бы мировую известность, а те, что есть, не умеют даже укол сделать», -- распекал его президент. Обнаружилось, что в «ведомстве здоровья» и «не знают, что нужно для здоровья, не изучают мировой опыт». Он был раздражен: «Все слова твои пустые, я очень недоволен твоей работой». Но министра не уволил, послал его только «в учреждения на места»...

А вот министр строительства и стройматериалов Худайкулиев лишился места. Как выразился туркменский вождь, чтобы так развалить работу, «надо быть дураком или бесчувственным человеком». Ниязов выглядел по-настоящему расстроенным: «Я не знаю, как он загубил ее, вроде и бегал сам все время!» Но тут же и нашел этому объяснение: «Бывает же скотина, у которой на вымени 40 сосков, а молока нет...» «Я выгоняю тебя с работы, тебе веры нет», -- сказал Ниязов...

Потом снова вернулись к хлопку. Озабоченный неурожаем, Туркменбаши поделился с правительством двумя важными секретами. «В мире есть только два способа получить хороший урожай, это кнут и деньги, -- сказал Ниязов, -- думайте, какой способ надо использовать». Министры явно напряглись.

Дошла, наконец, очередь и до культуры. На этом вопросе вождь «остановился подробно» -- «хорошее ведомство, но и недостатков много». Ниязов рассказал, как писал музыку покойный композитор Халмамедов. «Мы встретились на улице в 1973-м и зашли к нему, тогда он много пил, был одинок, они расстались с женой. Он нашел мелодию «Кеч пелек» («Горькая судьба»), плача своим сердцем, и «Кеч пелек» в любое время находит слушателей, а наши музыканты не утруждают себя поисками». И тут, как и в вопросе хлопка, Ниязов обнаружил знание секретов мастерства. «Халмамедов писал эту музыку со своей жизни, при этом пропускал стакан водки, что обостряло его восприятие звуков». А затем вождь назидательно добавил, что «у туркмен должны быть такие люди, которые бы любили свое призвание и посвящали ему свою жизнь».

Потом вождь долго сокрушался по поводу увиденного в театре. Название спектакля он не вспомнил, но рассказал, что там была «женщина в черном, она рыдала, горевала по умершему, потом пришел какой-то сумасшедший, он теряет сознание, все это с криками...». В общем, Туркменбаши расстроился по-настоящему: «Вроде хорошая комедия, а смотреть ее невозможно, да и нет у туркмен таких истериков, что это за культура!» Выводы были сделаны тут же. Во-первых, «не надо, как прежде в социалистическом реализме, обязательно помещать конфликт». А во-вторых, «за этим должно смотреть министерство культуры». Министр был тут же снят.

«А министерство я закрываю», -- сообщил Ниязов.

Взамен будет новое, «культуры и СМИ», а возглавит его редактор газеты «Нейтральный Туркменистан» Нуралиева. Она «трудолюбивая, хорошо два года в Интернете поработала, назначаю ее также и вице-премьером».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments