Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

Ольшанский в ФБ

Русский солдат из Северодонецка, воевавший в четырнадцатом году, не смог оформить себе документы для жизни в России - и чувашский суд отправил его домой, в братскую страну, навстречу другому суду и длинному сроку.
Вы россиянин? А вы чей гражданин? Туда и проследуйте. Русский? Не знаем такого.
И только на последней станции перед границей, усилиями неравнодушных, - его все-таки сняли с поезда и спасли.

Эта история - универсальная метафора для всего, что с нами тут происходит.

Система - казенная, рыбьеглазая, безнациональная машина для сбора ресурсов с людишек и из земли, чтобы торговать и гулять на всемирной ярмарке, - ежедневно рассказывает нам одно и то же.
Я работаю не на вас.
Я работаю на себя.
Вы моя продуктовая база - и только.
Она прощает миллиарды долгов заграницам, но взыскивает каждый рубль внутри, она ставит памятники азиатским злодеям, сажает за "намерения" и "репосты", она целует джигитов и обнимает гастарбайтеров, аккуратно кормит всех лопающихся от ненависти к нам соседей, подлизывается к иностранцам - любым, лишь бы ездили, лишь бы хвалили, и непрерывно что-нибудь закрывает и сокращает, когда речь идет о своих - не для нее своих, а для нас.
Эта система - чужая тетка.
И, чтобы было совсем хорошо, ее пихают локтями, кусают и соревнуются с ней конкурентки, другие тетки.
Они - еще противнее и злее, хотя куда уж больше, казалось бы.

Но кое в чем они все заодно.
Русские? Не знаем таких! - кричат они хором.

Но должен же быть хоть какой-нибудь способ от них уйти.
Спастись.
Выйти на самой последней станции, пока не поздно.
Subscribe

  • Передовой опыт суицидологии:

    "Когда у Лили произошел первый разлад с Бриком, еще до свадьбы, она решила принять цианистого калия. Ее мать заподозрив что-то, подменила таблетки,…

  • «Изменение внутрифакультетской ситуации

    открыло и для меня возможность вернуться (в сентябре 1950 г.) на кафедру истории западноевропейской философии. Наступили далеко не лучшие времена как…

  • «На дискуссии в январе 1947 г.

    выступал и З.Я. Белецкий со своими обычными уже выпадами против истории философии, поносил историков философии "за зазнайство". Но он был подвергнут…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments