Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Ольшанский в ФБ

Самая печальное свойство нашего природного характера - в том, что касается политики, - это механическая лояльность власти.
Этот бесконечный одобрямс по любому поводу, постоянные поиски резонов и оправданий тому, что начальство решило пять минут назад - хотя еще вчера оно, начальство, принимало прямо противоположные решения, и тогда были найдены для этого другие оправдания и другие резоны.
Этот намертво вшитый государственный инстинкт - вместо отсутствующего национального.
Вместо полезного - "а хорошо ли это для евреев?" - молниеносное "так точно!".
Эрдоган враг? Так точно.
Эрдоган друг? Так точно.
Кровавый Госдеп сеет заговоры и хаос? Так точно.
Ответим на американские санкции приглашением американцев на елку? Так точно.
В поход на Киев? Так точно.
Минские соглашения и дружба с Украиной? Так точно.
Ввести войска в Сирию и вести войну не на жизнь, а на смерть с мировым терроризмом? Так точно.
Вывести войска из Сирии и забыть о ней навсегда? Так точно.
Вечный пакт Молотова-Риббентропа, который с унылым однообразием повторяется в русской истории и задолго до, и много после 1939 года.
Гитлер нет - Гитлер да - Гитлер нет еще раз.
А кто вовремя, вслед за партией и правительством, не переобулся - на того мы, пожалуй, пристально посмотрим.
Но ведь это еще не все.
Дело в том, что если наш человек выходит из зоны этого одобрямса, этого постоянного переобувания и забывания о том, что было еще вчера, этого козыряния любым властям и по любому поводу, - он уходит насовсем и черт знает куда.
Эмигрирует, лайкает посты Аркаши Бабченко, идет вербоваться в войска АТО, машет портретом Бориса Немцова - словом, сигнализирует, что коль скоро он из государства ушел, то вы все ему - уже никто, и вся ваша ужасная Россия - тоже.
Перестав быть государственным, русский человек становится антигосударственным, меняет одно начальство на другое, совсем чужое.
Но своим собственным, национальным, и только, - он быть не может.
Примерно понятно, в чем тут дело.
Военно-крестьянская цивилизация, столетиями умевшая пахать и воевать, воевать и пахать, - не заложила в человека стремления к своему интересу, к обсуждению и торговле.
К тому веществу, из которого получаются парламенты, адвокаты, газеты и рынки, а не только казенные учреждения и танковые бригады.
Общинную землю - все равно переделят.
Казарма - все равно переедет в другое место.
Когда меняется царь, то меняются разом все должности и приказы, заново распределяется собственность, - и как можно в этой системе настаивать на одном и том же?
Здесь можно только следовать мудрости патриарха Иоакима:
"Не знаю ни старой веры, ни новой веры - а что начальники велят, то и буду творить".
Патриарх Иоаким жил в семнадцатом веке. Давно.
Но мне кажется, что он жив и сегодня.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments