Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

ба, знакомые всё лица!

Originally posted by rigort at Из истории первоначального накопления капитала Путиным

"Большой порт Санкт-Петербурга – огромное предприятие. К моменту распада СССР тут было полсотни причалов для самых разных грузов, нефтебаза, склады, буксирный флот, здесь же базировалось Балтийское морское пароходство, крупнейшее в России. Все это было захвачено и попилено бандитами.
Приватизация порта началась в конце 1992 г. Он был преобразован в акционерное общество, а его акции поделили на три больших пакета, округленно: 51+29+20.

51% — трудовому коллективу, 29% — мэрии Петербурга в лице КУГИ (Комитет по управлению городским имуществом) и 20% остались у федеральных властей. Еще одна важная деталь: 29% акций мэрии сделали привилегированными, т.е. без права голоса. Как потом выяснилось – по ошибке. Изначально они должны были быть голосовать. Но из-за «технической ошибки» неких клерков в КУГИ в 1993 г. этот пакет был сделан не-голосующим.

Причем эта «техническая ошибка» сильно облегчала задачу тем, кто хотел захватить порт. Ведь если из 100% акций только 71% голосуют, то достаточно скупить у работников порта, людей в массе небогатых, пакет в 35-36% — и порт твой (что в итоге и произошло). Поэтому «техническую ошибку» 1993 г. никто в КУГИ не торопился исправлять.

К началу 1997 г. Трабер и братва скупили уже не менее 40% акций. Купленные акции собрали на оффшорной фирме «Насдор» (Nasdor) из Лихтенштейна. Дальше оставался последний этап: назначить своих менеджеров. Для этого планировалось созвать внеочередное собрание акционеров и на нем поставить в порт свою управляющую компанию.

Её специально создали для этого случая и назвали «ОБИП» — Объединение банков, инвестирующих в порт. В шутку ОБИП расшифровывали как «Объединение бандитов, инвестирующих в порт».

Естественно, Трабер всю эту навороченную схему с оффшором из Лихтенштейна, ОБИПом в качестве органа управления портом, придумал не сам. Ему помогал компаньон и советник Дмитрий Скигин (это с которым они позднее проходили по одному делу в Монако).

Дмитрий Скигин, финансист тамбовской ОПГ.

Большую роль в захвате порта сыграл также некий Алексей Миллер, который до 1996 работал у Путина в мэрии, а в 1996-99 у Трабера в порту (он был там «директор по инвестициям»).

И все шло у них хорошо, но тут у Трабера и «бандитов, инвестирующих в порт» возникла проблема: глава КУГИ и вице-губернатор Петербурга Михаил Маневич. Причем последний как глава КУГИ подчинялся не только мэру, но и Москве. Маневич был членом команды Чубайса, руководившей процессом приватизации в стране в 1990-х гг.

Михаил Маневич.

В 1997 г. Маневич вдруг решил исправить «техническую ошибку» и все же перевести городской пакет 29% в разряд голосующих акций. Москва его поддержала. А ведь это в корне меняло расклад. Контрольный пакет у бандитов уплывал. Вся многолетняя скупка акций Трабером грозила пойти крахом.

Что двигало Маневичем, так и осталось неясным. Но это точно был не внезапный припадок честности. Маневич был главой КУГИ с 1994 г., он дружил семьями с Трабером. Он не раз помогал бандитам в захвате собственности и не только в морском порту. Весьма дружен с Трабером был и первый зам Маневича в КУГИ – некто Герман Греф.

Что же произошло между друзьями в 1997? – Наиболее правдоподобная версия состоит в том, что Маневич пошел против Трабера не сам, а просто выполнял указание из Москвы — от Анатолия Чубайса. В обмен на перевод акций в голосующие ему обещали хорошую должность в столице на федеральном уровне. Если так, то московское начальство, решая какие-то свои вопросы, подставило Маневича под пули…

Итак, Маневич в 1997 встал на пути у братвы. Перевод 29% городской доли в порту в разряд голосующих акций никак Трабера не устраивал.

18 августа 1997 г. , утром, Маневич с женой вышли из дома, сели в служебное «Вольво» и поехали на работу…

Работал профессионал. Стрелял из «Калашникова», с чердака, из очень неудобной позиции, ему пришлось высунуться чуть ли не наполовину из слухового окна. Восемь выстрелов через крышу и заднее стекло. Маневич успел только крикнуть «Марина!», она бросилась на пол и её легко ранило. Маневич лежал на заднем сиденье, из-под ключицы у него бил фонтан крови, вспоминала жена. Она пыталась заткнуть его пальцами, но бесполезно. Пуля прошла через сонную артерию.

Почерк исполнителя был уникальный: убийца не пользовался перчатками, а смазал руки кремом. Так более плавный спуск курка, что важно при стрельбе с дальней дистанции. И отпечатков не остается. Сделав свое дело, он бросил автомат и ушел по крышам домов.

Официально убийство Маневича не раскрыто до сих пор, 20 лет прошло. Хотя в бандитском Петербурге 90-х многие прекрасно знали, чей это был почерк с кремом. Бригада братьев Челышевых – бывшие военные диверсанты ГРУ, работавшие на тамбовскую ОПГ.

После убийства Маневича Греф занял его должность."

Про "Петромед"

"

"Все они (Путин, Шамалов, Горелов и Колесников) хорошо знали друг друга и работали командой: Путин в мэрии пробивал бюджет, Шамалов в «Сименсе» обеспечивал товар, Горелов и Колесников работали «прокладкой» — посредником, у которого по пути оседала часть денег. В 1996 г., как Собчака с Путиным убрали из мэрии, бизнес «Петромеда» резко сдулся. При новых властях оказалось, что без такого посредника легко можно обойтись.

Зато как в 2000 г. Путин стал президентом, «Петромед» снова расцвел. Он стал работать в масштабе страны и превратился в огромный холдинг – группу компаний в России и за рубежом с годовой выручкой 250 млн. долл. в год. Шамалова в «Сименсе» носили чуть ли не на руках – он один делал там годовой план по продажам.
...

Что за деньги приходили на «Петромед», из которых потом финансировались дворцы и другие покупки? — Деньги были двух видов:

1.Взятки Путину от олигархов замаскированные под «благотворительные взносы». Например, в июле 2001 Абрамович дал 203 млн. долл. на приборы для Военно-медицинской академии в Питере. Приборы купили, но не на всю сумму. 71 млн. из 203 Путин положил себе в карман. По оценке Колесникова в 2001-2005 гг. через их фирму таким нехитрым способом Вовочка нажил с «благотворительных взносов» около 500 млн. долл.

2.Чистое воровство из бюджета (госзаказы). Как же без них. Через «Петромед» прогоняли не только деньги частных «благотворителей» Путина, но и бюджетные средства. Как показало собственное расследование «Рейтер», в 2006-2010 гг. только через одну из лондонских фирм «Петромеда» (фирму «Грейтхилл») прошло 195 млн. долл., выделенных по нацпроекту «Здоровье». Из них 111 потратили на медоборудование, а 84 – украли (43%). Откаты перевели в оффшор «Ланаваль» в Белизе (есть такая страна, рядом с Гондурасом).

«Ланаваль» — это путинский оффшор, которым управляли Шамалов и Горелов. «Рейтеру» удалось проследить (частично), куда дальше с него пошли украденные 84 млн. долл. Как оказалось, 52 млн. из 84 были потрачены на мебель и отделочные материалы во дворец Путина под Геленджиком."

По ссылке еще масса интересных подробностей - https://putinism.wordpress.com/2017/01/13/traber/
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments