Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Ольшанский в ФБ

Смотрю я на очумелые, кричащие толпы протестующих в американских аэропортах - нет фашизму! долой Трампа! welcome, Йемен и Сомали! - и думаю о том, что это настоящее самоубийство нынешнего молодого Запада.

Попытка самоубийства, во всяком случае, - и дай-то Бог, чтобы "фашисты" смогли это дело остановить.
Ведь как раньше было?
Раньше у той же публики шла борьба за права и свободы пусть странного, пусть экзотического, пусть раздражающего, но все же родного, в своей же собственной культуре выросшего меньшинства.
Мы за геев, мы за трансгендеров, мы за волосы, выкрашенные в серо-буро-малиновый цвет, мы за то, чтобы каждый мог выкурить свой косяк, снять штаны, выйти на улицу и скакать на одной ножке отсюда и до обеда.
Да ради Бога.
Конечно, и эту борьбу есть за что критиковать, но в целом было понятно, что речь идет о вещах более-менее безобидных, о возможности мирно нарушить привычную норму, открыто заявить себя фриком, чудаком, - и общество вяло посопротивлялось, да и привыкло.
Но теперь началось совсем другое кино.
Теперь речь идет не о нарушении привычной нормы, - а, наоборот, о насаждении нормы чужой.
Не о трансгендерах с геями, нет.
О людях, которые этих трансгендеров с геями просто сожгут на базарной площади за нарушение чужих норм и правил, куда там страшному Трампу.
И этим милым людям - как о том надрываются антифашистские активисты, вместе со всеми своими Бринами, Рианнами и Мадоннами, - надо широко открыть двери.

Но на все это можно изящно возразить.
Сказать: ну вам ведь нравятся христианские ценности?
Нравится принцип - "люби", "отдай", "жертвуй", - а не "мочи" и "хватай"?
Так эти антифашисты и выступают как христиане.
Вот они и хотят полюбить Йемен и Сомали - а злой, плохой, ватный Трамп против.
Это было бы тонкое возражение.
Но в нем заложена неизбежная подмена.
Дело в том, что леволиберальная, "антифашистская" мораль действительно смахивает на новозаветную, притворяется ей, вроде бы апеллирует к тем же ценностям.
И все-таки есть один досадный момент.
Господь говорит нам:
"Возлюби ближнего твоего, как самого себя".
Обратите внимание на это слово - "ближнего".
Он не говорит:
"Найди кого-нибудь в Сомали, а если получится слетать на Луну, то еще лучше, найди на Луне, и возлюби его как самого себя".
Он говорит:
"Возлюби ближнего".
Так и в притче о добром самарянине попавший в беду иудей на дороге - это хоть и незнакомый, но именно ближний к тебе человек, которому плохо здесь и сейчас, буквально у тебя под ногами, - а не абстрактные жертвы древнеримского империализма, которых надо выписать к себе домой по политическим причинам.
И мне почему-то кажется, что любой проголосовавший за Трампа (или, допустим, за Путина, если хочется русских реалий), любой обыватель, любой рабочий с закрытого предприятия, - куда ближе, на самом-то деле, бушующему активисту, чем загадочный мигрант из страны, которую и на карте-то не все они смогут быстро найти.
И почему, кстати, какой-то "рабочий"?
А как насчет родителей?
Нет ли у проклинающих Трампа - отсталых родителей, которые неправильно проголосовали, за что и заслуживают презрения, в отличие от сладкого мигранта из Сомали?
Ох, что-то мне подсказывает, что такие родители есть.
Так что леволиберальная движуха - она не про Новый Завет.
Она - про чужефилию.
Чужефилия - это когда человек только в том случае достоин сочувствия и поддержки, если он непонятный и странный, если он далеко, если в этом таинственном далеком мире он романтически страдает, как голодающие дети Германии у Булгакова, как Гренада в советских стихах.
(заметьте, кстати, что христианам, которым действительно грозит уничтожение, злой Трамп в спасении не отказывает, но то ж христиане, они скучные, они слишком свои).
Или напомню другое, и тоже всем известное:

Господа! Вот что я решила. Завтра рано утром я поеду в деревню и буду сама крестьянских детей кормить из соски.
Господа! Господа, прошу внимания! Прошу внимания. Cофья, моя жена, пойдет завтра в деревню помогать крестьянским матерям. Это... это так прекрасно! Это начало, господа! Я решил... Мы, мужчины, тоже должны... Я решил отдать крестьянам-косцам все свои старые костюмы до единого, и обувь.

Отдать крестьянам-косцам из Йемена и Сомали все свои старые костюмы - дело хорошее, но не лучше ли для начала взглянуть с терпением и любовью на другую часть собственного общества, собственной семьи, собственной страны?
(и все равно, какой именно страны, кстати, - у нас ведь буквально те же проблемы).
Что если попробовать любить не одного только дальнего?
Разбавить его ближним - чуть-чуть.
Известен типаж экзальтированного молодого человека, который "ищет Бога" где-нибудь в Индии.
В церкви за углом искать Бога неинтересно.
Там все так знакомо, там толстый поп, старухи ворчливые, фашизм, Путин, Трамп.
То ли дело Индия.
Але, милый.
Бог - не где-то на другом конце мира.
Он тут.
Он все время с тобой..
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments