Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

о крымских рагулях

Originally posted by vladgenstern at Как я Белую Церковь потерял

Вы не переживайте, в Севастополе рагулей тоже достаточно. И с высшим образованием, и без оного. Конечно, не так, как там, за Перекопом. Там их вообще кишмя кишит. Кое-кого у нас уже нет – сдриснули ещё три года назад. А те, кто остался – те являют собой показательный и поучительный пример истинного украинства.

В основном это работники культуры и просвещения. Но и в других сферах тоже есть. Женщин не меньше среди них, чем мужчин, а может даже и больше. Подсчитывать недосуг. Они неплохо устроились, получают вполне себе по нашим меркам приличную зарплату – 25-30 тысяч рублей. Не бог весть что, конечно, но у ихних украинских коллег и близко такой зарплаты нету. А те, кто на начальнических должностях – и того больше. Например, завуч школы. «Перестаньте считать мои деньги», говорит такая завуч своим подчинённым, когда они напоминают ей, чем Украина отличается от России – зарплатой начальства. Несопоставимы. При Януковиче ставка завуча была примерно полторы тысячи гривен (около двухсот баксов), а по нынешнему курсу пятьдесят (!!!) долларов. Сейчас, при Путине, наши директора школ и завучи получают (за счёт премий себе любимым) под тысячу американских рублей. Почувствуйте разницу.

Россию они ненавидят. Вот так. Просто. Ненавидят и всё тут. Это феноменальное явление. Есть среди них уроженцы Крыма. Немолодые, получавшие образование при советской власти. Бывшие пионеры и комсомольцы. Молодых рагулей значительно меньше, но они берут не количеством, а качеством.

Кого бы выбрать в качестве наглядного примера?  Остановлюсь на двух персонах.

Первая – это женщина за сорок. Кандидат исторических наук. Музейный работник. Но к России отношение такое, будто она ей всю жизнь сломала. Оставила на скамейке с ребёнком во чреве. Забрала самое-самое дорогое. Евровыбор! Да, вот у неё, так сказать, обоснованная русофобия. Наукообразная. Мол, Россия всегда была агрессором, захватывала народы и вообще её не существует. С конкретным польско-литовско-латвийским снобизмом. Хотя физиономия у неё явно костромская.

Она пыталась уехать в Киев, но там ей предложили должность лаборантки. За полторы тысячи гривен. Типа «деточка, ваше место возле параши». Теперь она вынашивает замысел иной – свалить куда-нибудь в Европу как жертва путинского режима. Нарывается на конфликт с начальством, которое её терпит, терпит, терпит… чисто по-русски. Как подобает агрессору, так и терпит.

Вторая персона – молодой человек двадцати трёх лет. Учился в Севастопольском приборостроительном институте. Точнее, раньше, при советской власти, это заведение называлось СПИ, а сейчас понятия не имею, какую там вывеску присобачили. Неважно. Учился он в СПИ через пень колоду. За бабки учился. Пьянствовал, в карты играл, баб трахал, за «Барселону» глорил, тотализатором баловался. Иногда ходил на лекции и со скрипом сдавал сессии.
При том при всём был горазд на идейность. Ну, всё та же байда: Украина – це Европа, а Россия – це Мордовия. Голосовал за партию «Батькивщина». Демонстрировал наш студент какое-то диковинное надувание щёк. Мол, скоро Украина получит новый фрегат, новейший корвет, парочку супер-пупер субмарин и полетит в Космос на шатлле собственного изготовления. А кацапы утрутся «Боярышником», потому что у кацапов руки из жопы растут, и они ничего не умеют делать. Цитирую почти дословно. Это загадочное надувание щёк истинного украинца – научно необъяснимое явление

Тут грянул четырнадцатый год. И наш студент, как и положено идейному, дёрнул в Одессу. Три года он болтался, как… дерьмо в Сиваше. Туда-сюда, туда-сюда, туда-сюда…  И всё плевался, плевался, плевался… Срубит здесь деньжат, и обратно. В конце концов, притяжение жопы сработало, и он вернулся в Севастополь. Уже получил российский паспорт, и собирается податься в эмигранты. К родственникам в США.

…А ко мне в гости перестал ездить мой старый хороший знакомый Аркаша П. Житель города Белая Церковь. Била Цэрква, если говорить на единственной соловьиной мове в мире. Двадцать пять лет ездил. Регулярно. Ежегодно. Иногда по два раза в год. А тут перестал и третий год носа не кажет. Звоню ему, спрашиваю: «Ты чего, Аркаша? Я по тебе скучаю. Скучаю по нашим походам на Чердак, обходам Кара-Дага и заходам в кабаки ЮБК. Ты куда пропал?» «Я не пропал, - отвечает важно. – Я не приеду в Крым, пока он оккупирован Россией». И отключился… Точнее, отключился его здравый смысл. Он у него был, я вам точно говорю! И включился эталон самомнения и бахвальства. Эх, Аркаша, Аркаша…
Впрочем, эта потеря – потеря Билой Цэрквы – самая смешная в моей долгой жизни. Просто хохочу сатанински.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments