Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Австрийская версия

Originally posted by tbv at Австрийская версия

Ржал. Сигизмунд фон Герберштейн о Москве 1549 года. И заодно о русском раболепии - ох, как бы не все подобные ремарки иностранцев объяснялись таким «готовым зрением», в смысле стереотипами:

«Двери жилищ низки, так что всякий входящий в своей высокой шапке должен согнуться и наклониться. Зато пороги высоки, поэтому приходится задирать ноги в узком длинном платье.

Я было объяснил им, что этот их обычай происходит оттого, чтобы они не отвыкали все время кланяться. Но, как оказалось, это имеет целью всего лишь сохранить тепло в комнатах».

* * *

Помню, когда я читал встретил момент, когда он описывает наличие 2-х каменных церквей в Кремле: Церкви Богородицы и Архангельского собора. Не увидел Успенский собор (1479), Колокольню Ивана Великого (1508), Церковь Ризоположения (1484), теоретически мог не увидеть Благовещенского.




Тем удивительнее стремление российской пропаганды убедить публику в том, что даже западные интеллектуалы, не говоря уже о населении, якобы пребывают в плену русофобских мифов, ослеплены ненавистью к России и желают совершить с русскими нечто экстремальное, вплоть до геноцида. Я чуть ли не ежедневно встречаю в Рунете странных людей, без конца либо рассказывающих о каких-то нашествиях объединённых сил Запада на Россию, либо ссылающихся на некие антирусские западные тексты.

В истории зафиксирована только одна войнa России против серьёзной западной коалиции — Крымская, — а во всех остальных крупных конфликтах последних трёх или четырёх столетий Россия сама была членом обширных коалиций, создававшихся то против Франции, то против Германии, то против Турции, так что тут просто не о чем говорить. О текстах пару слов сказать можно, ибо они, в отличие от мифических нашествий, по крайней мере существуют.

Чаще всего в этой связи называют сочинение маркиза де Кюстина «Россия в 1839 году». Эту книгу предлагают считать чуть ли не официальной доктриной консолидированного Запада в отношении России на все времена. Когда люди вспоминают Астольфа де Кюстина, у меня всегда возникают два вопроса. Во-первых, знают ли они, какое место этот автор занимаeт в ряду других французских литераторов, посетивших и описавших Россию в XIX столетии. Во-вторых, интересовались ли они издательской историей его труда. Вот отзыв Бальзака o «России в 1839 году»:

«Если исключить из этой книги все мысли князя Козловского, чье имя позволительно назвать, ибо его уже нет на этом свете, если вычеркнуть из нее две или три вымышленные истории, которыми автор обязан императору, то останутся лишь колкости относительно установлений, с неизбежностью вытекающих из сурового климата, совершенно ложные рассуждения на политические темы, описания русской роскоши и упакованные в весьма изящную оболочку общие места. Г-жа де Сталь достовернее изобразила Россию на нескольких страницах „Десяти лет в изгнании“, чем г-н де Кюстин во всем своем пространном сочинении» («Письмо о Киеве», 1847 год).

«Россия в 1839 году» была опубликована в 1843-м и до 1855-го выдержала несколько изданий. Это было время, когда французы искали способ взять реванш за поражения Наполеона, и сочинение де Кюстина рассматривалось ими, как элемент военной пропаганды. Его перевели на несколько языков. Из русских читателей книгу приветствовал Герцен (революционеры имеют обыкновение приветствовать любой текст, критикующий порядки в их отечестве). Наконец, под Севастополем французское честолюбие было удовлетворено… и де Кюстин перестал кого-либо интересовать.

После Крымской войны ситуация радикально изменилась. В России начались реформы Александра II. Вскоре Теофиль Готье написал «Сокровища русского искусства» (1863) и великолепное «Путешествие в Россию» (1867). Эти книги пользовались успехом. Франция и Россия вновь стали союзницами, антирусская пропаганда вышла из моды. Произведение мaркиза де Кюстина о николаевской эпохе сначала устарело, а потом и вовсе оказалось забыто. Теперь французы писали о русских примерно так (это цитата романа Жюля Верна «Дунайский лоцман»):

«Сколько лет ещё суждено Болгарии изнывать под игом угнетателей? И, если он сможет пересечь границу, найдёт ли ту, которую любит? Не захватили ли её турки как заложницу, как жену одного из своих непримиримых противников? Если это так, то что они сделали с Натчей? Увы, следы этой скромной семейной драмы затеряются среди грозных событий, потрясающих балканскую область. Кому какое дело до несчастья двух существ среди общего народного отчаяния? Свирепые орды наводнили полуостров. От дикого топота лошадей дрожит земля, и даже самые бедные деревушки опустошены войной. Против турецкого коллоса поднялись два пигмея — Сербия и Черногория. Сможет ли этот Давид победить Голиафа? Ладко понимал, до какой степени не равны силы, и возлагал надежды на отца всех славян, великого русского царя, который, может быть, соблаговолит протянуть мощную руку на помощь угнетённым сынам».

Поправьте меня, если я ошибаюсь, но, кажется, между 1855 и 1946 годами «Россия в 1839 году» вообще не издавалась. Упоминания этой книги в литературе носили эпизодический характер (например, Борис Суварин в 1935 году сослался на неё в биографии Сталина; он был первым, кто распознал пропагандистский потенциал де Кюстина в новой эпохе). И только в конце сороковых годов ХХ века, после начала Холодной войны, де Кюстин вновь оказался востребован. Джордж Кеннан, американский политолог и дипломат, автор так называемой «длинной телеграммы», крёстный отец доктрины сдерживания, написал по этому поводу:

«Даже если допустить, что „La Russie en 1839“ была не очень хорошей книгой о России в 1839 году, мы сталкиваемся с тем тревожным фактом, что это была превосходная, наилучшая из всех книга о России Иосифа Сталина и неплохая книга о России Брежнева и Косыгина».

Иными словами, говоря о «России в 1839 году», мы говорим о не слишком известной книге, которая была встречена современниками по-разному, но в основном скептически, потом оказалась на сто лет забыта и наконец возвращена в жизнь людьми, рассматривавшими её как сугубо пропагандистский материал. Что самое смешное, в Европе многие вообще не заметили её существования. Боюсь, вы не поверите, если я скажу, когда вышел первый чешский перевод сочинения де Кюстина. Это произошло в 2015 году.

Если такая книга, как «Россия в 1839 году», считается в РФ, с одной стороны, важным историческим свидетельством, а с другой — изложением архетипичного взгляда Запада на Россию, то это говорит о крайне нездоровом интеллектуальном климате, существующем сегодня в нашем отечестве. И ведь бесконечное потрясание сочинением де Кюстина — это ещё ерунда по сравнению с тем, что устроили некоторые наши сограждане вокруг трилогии Толкиена...

https://sputnikipogrom.com/blogs/66454/russian-reputation




Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments