Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

Николай Байтов:

В конце 80-x годов я работал сторожем в храме Николы в Кузнецах... И вот однажды сижу я там за своим столиком, разложил книжечки… А кроме книжечек разложил на всякий случай и несколько иконок – дешёвых цветных репродукций. Вдруг подходит некая женщина, берёт в руки иконку и начинает её рассматривать – пристально и сердито… Я не помню, что это была за икона, но какая-то очень известная, даже из самых известных. Для конкретности можем допустить, что это была, например, «Владимирская».

Рассмотрев её и спереди и сзади (сзади, скажем, был напечатан тропарь «Владимирской»), женщина довольно резко обращается ко мне:

- Где вы взяли эту икону?

- В храме, - отвечаю я смиренно. – Я торгую от храма Николы в Кузнецах.

- Нет, я спрашиваю, где вы взяли авторские права на эту икону?

Я настолько изумился, что утратил дар речи. Женщина, решив, что я испугался, начинает говорить ещё строже:

- Эта икона принадлежит Третьяковской галерее. Я сотрудник Третьяковской галереи, и я точно знаю, что права на воспроизведение этой иконы мы никому не передавали. Кто печатал вот эту вот открытку? - Здесь нет указаний на типографию.

Моё изумление сменилось глубочайшей задумчивостью. Сразу оставив в стороне вопрос об авторском праве (входящем, очевидно, в конфликт с представлением о православном иконописном каноне), я все свои интеллектуальные силёнки сконцентрировал на вопросе, может ли икона вообще кому-то принадлежать и в каком смысле… И в каком смысле, в частности, она может принадлежать Третьяковке?… И в каком смысле Третьяковке принадлежит всё остальное, что в ней выставлено?…

Этот мозговой штурм успеха не имел. Он быстро растёкся по древу – расплылся по каким-то низменным общим местам, типа «искусство принадлежит народу». Тогда я усилием воли вывел себя из транса и вновь прислушался к тому, что говорит женщина.

- Кто поставляет вам эту продукцию? – настаивала она всё более грозно. – Как это узнать? У вас есть накладные?

- Нет, - отвечал я искренне. – У меня есть только листок, который даёт мне казначей храма. Там указаны только количество и цена.

На лице женщины к гневу подмешалась – разбавила его – брезгливость.

- Как связаться с вашим казначеем? Дайте телефон.

Я написал ей номер, и она решительно устремилась куда-то…
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment