Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

Following the money trail практически, или о soundness мышления в целом

Дмитрий Галковский представляет книгу «Николай Ленин. Сто лет после революции» ...



... выступая на представлении в обычном репертуаре про англичан (и причисляя к их лику на этот раз также немцев). Российская социал-демократия, де, финансировалась из-за границы, и изучать её нужно поэтому как историю группировок осевших на иностранных денежных потоках и используемых немцами-англичанами в своих интересах (маркеры 22:00-25:00, 27:20-28:00).

Беда однако в том, что ни про какие денежные потоки от англичан-немцев к российскому революционному движению до 1914 года свидетельств не существует -- сколько лет прошло, выжившие гранды и держатели свечек написали мемуары и дали интервью, в том числе в эпоху, когда Германская империя и Австро-Венгрия уже давно перестали существовать (Лидия Дан, одна из "генеральш" не только в самостоятельном качестве, но по совместительству также жена Ф. Дана и сестра Мартова, давала обширные, страниц на 100-150 мемуарные интервью Хаймсону уже в начале 1960-х гг.) -- и за все десятилетия ни одной обмолвки.

Известна операция Парвуса во время WW1 (деньги в её рамках выделялись не только социал-демократам, но и другим революционным организациям в России, и начали выделяться понемногу раньше 1917). Известно также, что австрийский генеральный штаб с конца 1914 года обширно финансировал Пилсудского и ППС, и историками гипотетически допускается, что крошки со стола Пилсудского могли затем перепадать РСДРП -- однако это сугубо гипотетическое предположение, свидетельств в пользу которого не существует. Для периода до 1914 однако нет и таких предположений.

Что однако известно, это что Плеханов, отец и фигура №1 российской социал-демократии в её начальный исторический период (так сказать, не "генерал", а "генералиссимус"), в этой самой якобы гранто-источающей загранице проживал нищим как мышь и буквально впроголодь: в день он съедал несколько сырых яиц, это был весь его рацион, а сырыми он их ел не из диетических соображений, а потому, что денег на кипяток, чтобы яйца сварить, у него не было.

Что также известно -- и не на уровне предположений, а на уровне знания -- что множество богатейших людей России (лично богатейших и членов богатейших родов) финансировали с начала 1900-х гг. революционное движение. В том числе финансировали его после 1907 года и в том числе финансировали большевиков. Находящиеся на слуху имена Морозова и Шмидта составляют лишь верхушку айсберга. К настоящему времени известны имена около 300 таких морозовых -- богатейших российских промышленников, банкиров, купцов и даже помещиков, финансистов революции, а сколько было тех, сведения о революционных инвестициях которых до нас не дошли?

На фоне средств, которыми располагали и которые жертвовали на революцию эти люди, воображённые гипотетические средства из иностранных источников, помимо их сугубо умопостигаемого статуса, самостоятельной роли играть не могли уже просто по численности фондов. (Ясно также, что эти русские инвесторы в революцию ан масс выступали не брокерами, но именно вкладчиками -- брокеров с иностранными entities нужно три-пять, но не сотни.)

А.В. Островским составлена картотека включающая около 300 имён "лишь наиболее видных представителей капитала и царских сановников, которых по богатству и влиянию можно поставить рядом с Морозовым и Шмидтом" финансировавших революционные организации. "Исходя из этих материалов можно утверждать, что свои Саввы Морозовы были в каждой губернии. В некоторых из них счёт идёт не на единицы, а на десятки. Прежде всего это касается Москвы, где среди кредиторов революции мы видим Армандов, Барановых, Губкиных, Коншиных, Четвериковых. Можно также указать на [...] Кавказ, где в качестве кредиторов выступали такие известные нефтепромышленники как Манташев и Гукасов", и т.д. Горький, выступавший одним из посредников между буржуазными спонсорами РСДРП и партийной кассой, в момент размолвки с большевиками в 1918 году обронил вслух: «За время с 901 по 917 год через мои руки прошли сотни тысяч рублей на дело российской социал-демократической партии, из них мой личный заработок исчисляется десятками тысяч, а всё остальное черпалось из карманов "буржуазии". [...] Я мог бы назвать добрый десяток почтенных людей – "буржуев", – которые материально помогали росту с.-д. партии. Это прекрасно знает В.И. Ленин и другие старые работники партии».

А.С. Шорин итожит обзор источников поступления в партийную кассу выводом:

«Заметными деятелями либерального (и революционного) движения в 1905–1917 гг. становились представители купеческих династий. Имена Морозовых, братьев Рябушинских, Гучковых, Сабашниковых, С.И. Четверикова и других приобретали все большую известность именно в оппозиционных кругах. Купечество обратилось к радикальным элементам, которые концентрировались в кружках социал-демократов и социалистов-революционеров, делавших ставку на силовое выяснение отношений с царизмом. [...] Свои Саввы Морозовы проживали почти во всех губерниях, в более или менее крупных городах России. Историки указывают фамилии десятков и даже сотен миллионеров (от нефтепромышленников до представителей марганцевого бизнеса, в молодости отдавших дань увлечению революционными идеями), оказывавших широкую материальную помощь социал-демократическому движению.»

«Возрождение политических партий и их новый выход на арену борьбы с самодержавием обозначился после периода, именуемого в отечественной историографии временем реакции (1907–1912 гг.). Это произошло после того, как купеческий клан разочаровался в думской практике и начал планомерно "продавливать" полноценную парламентскую модель с ответственным правительством, где министры непосредственно назначаются Государственной думой. Буржуазия решилась "вложиться" в парламентский проект, для чего в очередной раз потребовалось разжечь революционные настроения. В этих условиях радикальные организации получают финансирование "на подъем рабочего движения". Начало Первой мировой войны несколько отодвинуло (но не свернуло) реализацию этих планов. Земский и Городской союзы, военно-промышленные комитеты активно включились в осуществление в осуществление оппозиционного проекта, итогом которого стала Февральская революция 1917 года.»

Проект, как описывает Островский, финансировался не только купеческими кланами, но также промышленниками и фабрикантами самых разных отраслей, банкирами и иногда даже помещиками.

Не упоминая уже о прочих источниках кассы -- от "эксов", принёсших РСДРП в сумме несколько миллионов рублей, до "благотворительных вечеров" проводивших сборы с не столь состоятельной публики, как несколько сот магнатов, зато с гораздо более обширного численно круга.

"Следуйте за деньгами" для составления некоторого представления о структурировании организации/движения (т.е. представления об одном из аспектов её структурирования и движущих её сил и интересов) -- совет поэтому неплохой, но следование это приводит вовсе не туда, куда мыслится Галковскому.

А.В. Островский в "Рабочие и интеллигенция России в эпоху реформ и революций, 1861 – февраль 1917 г.", Российская Академия Наук, отделение истории, С.-Петербург, 1997, стр. 421-422

А. Островский, "Кто стоял за спиной Сталина", М. 2004, стр. 467-513

А.С. Шорин, "Источники формирования партийной кассы РСДРП в 1905-1917 гг.", Санкт-Петербургский государственный университет (магистерская диссертация), 2016

Фельштинский, "Вожди в законе", М. 2008, стр. 39, 56

Названная библиография ориентирована на вопрос о кассе РСДРП и не охватывает вопроса об источниках формирования касс ПСР и кадетской партии, в которых дополнительным значимым источником выступал российско-еврейский торговый капитал.

* * *

P.S. Впрочем, один факт английского финансирования российской социал-демократии имеется -- правда, не англичанами, зато в Англии. При проведении в Лондоне в 1907 году V съезда РСДРП у делегатов недостало денег на билеты на обратную дорогу. Горький обратился за помощью к английским социалистам (Ф. Ротштейну), те обратились к владельцу мыловаренного производства Джозефу Фелзу (родом из США, но имевшего бизнес в Англии). Фелз пришёл на съезд, 20 минут послушал выступления (или, скорее, посмотрел на них) и сказал, что даст требуемые 1700 фунтов с условием, чтобы русские социал-демократы убрались из Англии за два дня, а долг вернули к 1 января 1908. В обеспечение потребовал солидарное заёмное письмо с подписями всех делегатов съезда ("Мы, нижеподписавшиеся делегаты съезда РСДРП, настоящим обещаем вернуть мистеру Фелзу к 1 января 1908 года или раньше 17 сотен фунтов стерлингов"... далее шли подписи.) Русские социал-демократы деньги взяли, но Фелза обманули: из Англии хотя и убрались, но не за два дня ("русские социал-демократы берут деньги, но не продаются"), и денег тоже не вернули. Фелз напомнил в 1908 году о долге Ротштейну, тот пытался востребовать его с Ленина, но ничего не получил. Когда в 1920 году Красин прибыл полпредом в Англию, по поручению ЦК РКП он погасил задолженность Фелзу.


* * *

Часть 2:
http://oboguev.livejournal.com/5947039.html

Философ и очки (басня):
http://tbv.livejournal.com/4082961.html?thread=42425361#t42425361




P.S.
Чтобы не терялось, во вспомоществование Галковскому:







4 Под "американскими друзьями" имеется в виду не ЦРУ или Тайное Общество Черепа Белых Слонов, а С.И. Ингерман, член группы "Освобождение труда" переселившийся в 1889 году из Берна в США и ставший там со-основателем "Русского социал-демократического общества в Нью-Йорке", которое иногда проводило среди членов сборы для изданий и личной подкормки европейских членов ГОТ, на деле преимущественно бедствовавшего Плеханова.







Из письма Плеханова жене,
датируется после 9 октября 1894 г.















Выражения "дорогие товарищи" или "дорогие" в переписке членов ГОТ обозначают членов Союза Русских Социал-Демократов За Границей, с которым Группа находилась в резко-конфликтных отношениях.

Американские товарищи -- отсылка либо к переехавшим в США членам СРСД, либо, чаще, к организованной Ингерманом в Нью-Йорке "русской" (т.е. на деле преимущественно еврейской) с.-д. организации, периодически помогавшей ГОТ переводами средств.




"История с этими 4000 франков представляет некоторый интерес, так как она была связана с попыткою некоего г. Еваленко, давнего агента Департамента Полиции, освещавшего в 1890-х гг. революционные организации Нью-Йорка (разоблачен в 1909 г.), втереться в доверие заграничных с.-д. кругов. Подробности об этой попытке г. Еваледко мы находим в письмах О. М. Ингермана, который вел с Еdалеяко все разговоры. 8. I. 1896 г. Ингерман сообщал П. Б. Аксельроду [...]

Едва ли можно сомневаться, что деньги, которые г. Еваленко предлагал дать на издание «Листков Работника», как и те, которые он давал на «Летучие Листки», должны были идти из секретного фонда Департамента Полиции, — это был обычный путь, которым Департамент вводил своих агентов в интересовавшие его круги революционной эмиграции.

Но на этот раз чаша минула. Потому ли, что Нью-Йорк был слишком далеко и нью-йоркский агент не мог получить достаточно полных сведений о деятельности группы «Освобождение Труда», или потому, что прием г. Еваленко, несмотря на его деньги, был оказан все же весьма холодный, или по обоим этим причинам вместе,—так или иначе, но дело расстроилось. В следующем письме С. М. Ингерман сообщал о «неожиданных препятствиях»: [...]

В дальнейшем дело совершенно заглохло.

Надо заметить, что Еваленко, будучи агентом Деп. Пол., был одновременно большим любителем издательской деятельности и не только из материальных соображений, но и так сказать из любви к искусству. Так, им организовано мало кому известное дело — переиздания в 1895— 96 гг. в Нью-Йорке т. I «Капитала» К. Маркса. Организовано это издание, в целях ускользания от бдительного ока русской цензуры, весьма остроумно: Еваленко подобрал шрифты и в точности воспроизвел первое издание 1872 г., так что отличить нью-йоркское издание-подделку от издания 1872 г. очень трудно. Благодаря этому тогда удалось ввезти несколько сот экземпляров своего издания в Россию."








Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 64 comments