Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

искусство истории КПСС


Большевистская историография РСДРП -- известным образом совершенно особый род искусства по части "на самом деле было всё не так, как в действительности", но иногда он превосходит сам себя и достигает высшей виртуозности, весьма "доставляющей".

Один из классических примеров -- это, конечно, советское изображение роли большевиков в событиях февраля 1917 г. (Впрочем, выбор затруднителен: примеров бесконечное множество, один "классичнее" другого.)

Однако советское изображение событий 1905 года, пожалуй, нимало не уступает полотну "большевистского Февраля". Масса книг рисует питерских рабочих дружно шагающими в революцию под руководством большевистского Петербургского комитета РСДРП, только иногда под ногами мешаются мелкие "дезорганизаторы".

А как же было не не самом деле, а в действительности?

В действительности к концу 1904 года руководство РСДРП в Петербурге оказалось расколото. Раскол имел за собой множественные разногласия, однако его окончательное организационное оформление было спровоцировано провалом назначенной большевистским Петербургским комитетом РСДРП на 28 ноября 1904 г. манифестации -- рабочие на неё не вышли. Провал красноречиво продемонстрировал почти полную утрату большевистским ПК связей с рабочим классом и оторванность ПК от рабочих, и окончательно подорвал влияние комитета.

Самой же последней каплей для оформления раскола стало предельное заострение фракционности ПК заявившего на фоне своих успехов, что он будет выдавать работу только "твёрдым искровцам", что привело к окончательному отказу большей части районных и низовых организаций ведших действительную активную работу от подчинения ПК и к их объединению помимо ПК в группу вскоре официально признанную ЦК РСДРП и получившую название Петербургской группы при ЦК РСДРП.

В Петербургскую группу при ЦК РСДРП вошли меньшевики, нефракционные социал-демократы, остававшиеся в партии недобитые экономисты/рабочедельцы и, по всей видимости, значительная часть большевиков низовых организаций.

Параллельно тем же образом сложилась примиренческая Санкт-Петербургская группа ЦК РСДРП.

За именование гордым именем "большевик-комитетчик" (или делегатам присланным от большевистского комитета) питерские рабочие давали, нефигуральным образом, в морду.

Доклад ПК РСДРП III-му (фракционно-большевистскому) съезду сообщает: «Начиная с сентября 1904 г. от комитета откалываются один за другим районы: Выборгский, Нарвский, Василеостровский, Невский. Мотивировка повсюду одна: "Комитет неработоспособен. В разногласиях не разбираемся, жаждем положительной работы. Переходим к группе более работоспособной, чем комитет". В самостоятельную организацию выделился Петербургский район. [...] К [концу декабря] среди членов комитета не было ни одного рабочего. Стачка на Путиловском заводе застала комитет врасплох. [...] До 9 января настроение рабочих к комитету было до крайности враждебное. Наших агитаторов избивали, листки уничтожались, первые 500 рублей, посланные путиловским стачечникам, были приняты неохотно.»

Из шести районов Петербурга четыре целиком перешли на сторону Петербургской группы при ЦК РСДРП, в пятом силы разделились пополам между ПК и Группой. Таким образом, во главе с.-д. движения в Петербурге к рубежу 1904-1905 гг. встала меньшевистская и внефракционная Петербургская группа при ЦК РСДРП, а большевистский ПК оказался вытеснен на периферию.

Следует, впрочем, иметь в виду, что рабочая часть с.-д. движения была до 9 января вообще малочисленной на фоне гапоновского движения. (Нелегальная газета московских большевиков "Голос труда" описывала положение в Петербурге накануне 9 января: Гапон «был везде. Он ободрял, убеждал, заклинал стоять до конца... Комитеты социал-демократический и социалистов-революционеров решили на общем собрании примкнуть к уже создававшемуся движению... Даже простое присоединение к движению в начале не удавалось; прокламации принимались неохотно; их заменяли послания о. Талона.»)

В ходе начинающегося политического обострения ЦК РСДРП командировал в Петербург опытных агентов для укрепления руководства: "Центральным комитетом партии были командированы в Петербург наиболее видные и опытные социал-демократические деятели России и местная центральная группа по составу своему была, вероятно, самой выдающейся партийной организацией в России". Первая резолюция Петербургской группы при ЦК РСДРП (конец декабря) гласит: "Группа агентов ЦК берёт временно на себя ведение партийной работы в Петербурге".

Одним из таких агентов стал С.И. Сомов (И.М. Пескин, Израиль Моисеевич Занд) возглавивший Петербургскую группу при ЦК РСДРП и, таким образом, вставший во главе наиболее значимого партийного центра в городе в начальный период революции.

* * *

А теперь лотерея: угадайте, не заглядывая в гугль-букс, сколько упоминаний о Сомове-Пескине и Петербургской группе при ЦК РСДРП содержится в советской историографии, какая их часть содержит что-либо сверх упоминания "были такие дезорганизаторы мешавшиеся под ногами у ПК РСДРП", и какую часть упомянутого можно по советской историографии узнать.

* * *

Другой "доставляющий" пример -- Красная Пресня, большевиков в которой почти не было, а бои закатывали эсеры.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments