Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

Двести лет вместе: записки из подполья

Originally posted by rms1 at Двести лет вместе: записки из подполья

продолжение
ещё
и тут
и ешё
ещё

В «Жёлтом Тумане» Волков расматривает новые опасности, нависшие над Зелёной Страной. В духе начала 70-х, когда писался роман, таковыми автору видятся прежде всего китайская угроза – маленькие трудолюбивые человечки, подчиненые 5 тысячелетий проспавшей великанше Арахне. Победа над ними видится Волкову прежде всего в технологическом превосходстве. В рамках рассматриваемой темы это, впрочем не так интересно, интереснее что в этой книге Волков рассматривает Джюса (и, следовательно, вообще евреев), как союзников в противостоянии этой новой угрозе. Предварительно Джюс раздавлен и унижен, его еврейская внешность стала ещё более отталкивающей:Странник сильно отощал, его смуглые щеки ввалились, большой нос, казалось, сделался еще больше и торчал, как башня, над впалым ртом. Лицо Урфина обросло клочковатой щетинистой бородой, а побриться было нечем. Насладившись униженым видом врага, Волков, тем не менее, определяет, что после освобождения от его ига жители Зелёной страны должны при определнных условиях простить Джюса за два вторжения – во главе с дуболомами (в 17 году)и во главе с прыгунами впоследствии (западные либеральные ценности, продвигаемые Джюсом). Вот условия, после выполнения которых такое примерение, с точки зрения Волкова, возможно.

Во первых, евреи должны покаятся в зле, причененной Зеленой сране:

Невыносимый стыд жег душу Урфина. Он вспоминал прошлое.... Жевуны, Жевуны, -- прошептал он со вздохом. – Только теперь я начинаю понимать, какие вы хорошие люди... И как я перед вами виноват!

Во вторых, вернуться к производительному труду наравне с другими народами Волшебной страны.

Немного успокоившись, Урфин вспомнил, что в бывшей его усадьбе, в стране Жевунов, на дворе есть погреб, а в погребе хранится запасный набор столярных инструментов: топор, пилы, рубанки, долота и сверла. "Что ж, -- с кривой усмешкой подумал Урфин, -- дважды в жизни я был столяром, дважды королем. Придется стать столяром в третий, теперь уж в последний раз..."

В третьих, и в главных, делом продемонстрировать отказ от участия к новых кровавых социальных экспериментах:

В дальнем углу поднималась поросль ярко-зеленых растений с продолговатыми мясистыми листьями, с колючими стеблями.
-- Они!! -- глухо воскликнул Урфин.
Да, это были они, те самые удивительные растения, из которыхон много лет назад получил живительный порошок.
Великое искушение охватило Урфина Джюса. Урфин протянул руку к одному из стеблей и отдернул, уколовшись об острый шип.
Итак, у него появилась возможность начать все снова. И теперь, когда у него уже большой опыт, он не повторит прежних ошибок. Он может наготовить пятьсот... нет, тысячу сильных, послушных дуболомов. Да и не только дуболомов: можно сделать неуязвимых летающих чудовищ, деревянных драконов! Они будут быстро носиться по воздуху и обрушиваться на головы испуганным людям нежданной грозой! Все эти мысли мгновенно пронеслись в уме Урфина.
Но долгие размышления во время пути на родину не прошли для Урфина даром. Что-то изменилось в его душе. И вновь открывшаяся перед ним блестящая перспектива его не увлекла. Он присел на пенек и долго думал, внимательно рассматривая каплю крови,
расплывшуюся на пальце после укола шипом.
-- Кровь... -- шептал он. -- Опять кровь, людские слезы, страдания. Нет, надо покончить с этим раз и навсегда!
Он принес из погреба лопату и выкопал все растения с корнем.
-- Знаю я вас, -- бормотал он сердито. -- Оставь вас тут, вы заполоните всю округу, а потом кто-нибудь догадается о вашей волшебной силе и наделает глупостей. Довольно и одного раза!..


Таким образом, с точки зрения Волкова, для примерения с большим народом евреи должны отказаться от излюбленого ими кровавого социального экспериментирования (марксизмом, либерализмом), искоренить в себе самую жажду к такого рода деятельности, сопряженной, как слишком хорошо знал Волков, со слезами и страданиями.

После выполнения этих условий Урфин Джюс (Безродный Еврей) становится полноправным обитателем Зелёной страны и его острый ум часто используют власти для борьбы с новыми наществиями. Так, Стращила по web камере (изобретение которой предвидел Волков) видит как Джюс применяет придуманый им способ борьбы с жёлтым туманом. Русская власть (олицетворяемая Старшилой мудрым) с большим успехом использует и другие технические новинки, создаваемые острым умом Джюса.

При этом следует отметить, что если исправление Джюся и последующее примерение с ним видится Волкову возможным, то исправление и примерение с либеральной интеллигенцией, олицетворяемой Руфом Биланом, Волкову представлет невозможным. В отличие о Джюса, Руф Билан охотно идёт на сотрудничество с Арахной и, влекомый глупостью и тшеславием, совершает новое предательство своего народа.

В мою задачу не входит оценка реалистичности планов и советов Волкова. Тем не менее, зашифрованое послание очевидца воцарения Джюса в Зелёной стране, его позорного изгнания, и новых попыток повторного воцарения (которые, как мы слишком хорошо знаем, увенчались – таки успехом)представляет несомненный исторический интерес. В годы, когда за «антисемитизм» можно было поплатится жизнью и свободой и уж во всяком случае при полной невозможности сказать что либо подобное открыто, Алксандр Волков передал потомкам своё видение противоборства Зелёной Страны с Джюсом и, более того, сумел напрямую обратиться к молодёжи, наиболее воприимчивой к такого рода посланию. Что, несомненно, представлет собой уникальный случай советского двоесловия.
Tags: orphan_jews
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments