Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

анафема


Ципко отлучили от либеральной церкви.
"АЛЕКСАНДР ЦИПКО: СУДЬБА ЛИБЕРАЛА-РАССТРИГИ"
Игорь Бунин, генеральный директор Центра политических технологий
Алексей Макаркин, заместитель генерального директора Центра политических технологий

И поделом: начав с сеяния ересей в лоне либеральной синагоги, докатился до отрицания основного её догмата (о благодатных жiдах и о рус-иван-курки-яйки-приватизация-либерализм-давай).

* * *

"Если обращаться к историческим параллелям, то это уже не П.Б. фон Струве, а Н.Е. Марков-второй."


Любопытно кстати, что господа патентованные политологи не знакомы с сочинениями Струве, имя которого всуе поминают. (Что с Марковым-вторым они незнакомы, я ни мгновения не сомневался.)
Признаться впрочем, что и со Струве они незнакомы, я не сомневался тоже ни на гран -- таковы уж вожди российских либеральных центров. Танк есть, θинка нет. "Для домушничества -- струвей читать лишнее." Архетип’c.

Но уж как минимум статью про "национальные отталкивания" (aka "еврейский вопрос в России") могли бы если и не прочесть, то хотя бы слышать о такой.

Вообще, нельзя не сокрушаться упадку наших жiдов и поджiдков. Раньше-то вон как писали...
А нынче вроде и содержание в точности то же, под копирку, но стиль, стиль?! -- ах, пропили мастерство!
ГОСПОДИН ПЕТР СТРУВЕ

После того как Струве бросил свою "асемитическую" петарду, прошло уже довольно много времени. Сперва ахнули -- больше, впрочем, из приличия. Затем лениво пожевали челюстями полемики и, наконец, проглотили. Обыватель, полумистическое существо, ради которого одни журналисты бросают свои петарды, а другие изумленно ахают, решил попросту принять к сведению, что Струве -- "асемит"... что-то вроде антисемита, впрочем, в высшем идеологическом смысле, так сказать, самого лучшего качества. Но и после этого пассажа, Струве остается несколько, правда, неопределенной, однако же в высшей степени почтенной фигурой: марксист-интернационалист -- либерал-идеалист -- "государственный" консерватор -- националист -- славянофил -- империалист -- "асемит"... Титул немножко длинный. Но это объясняется тем, что его носитель никогда не знал открытого, прямого разрыва со старыми взглядами: он только непрерывно и неутомимо накоплял новые. Известно, что длинные титулы вообще образуются путем исторического "накопления".

В субъективном сознании, если оно очень счастливо устроено, все может уживаться со всем. Не то в политической практике. Здесь Струве на протяжении ряда лет ведет с собой непрерывную и неутомимую борьбу: сегодня -- со своим завтрашним, завтра -- со своим вчерашним днем. [...]

В июне 1903 г., после грандиозной избирательной победы германской социал-демократии, ссылаясь на судьбу "выродившегося" и "убившего себя" немецкого либерализма, который "предал и предает интересы свободы и демократии", Струве делает решительный вывод по отношению к России: "русскому либерализму не поздно еще -- заклинает он -- занять правильную политическую позицию -- не против социальной демократии, а рядом и в союзе с ней" ("Освобождение" N 25). А после 17 октября 1905 г. он в главную вину кадетской партии поставил ее пагубное устремление налево, которое он сам рекомендовал, вместо спасительного равнения направо, от которого он предостерегал. С тех пор никто с такой настойчивостью, как Струве, не толкал нашей либеральной оппозиции на путь немецкого либерализма, который "предал и предает интересы свободы и демократии".

Мы не собираемся составлять каталог противоречий Струве: задача была бы слишком легкой, а каталог вышел бы слишком длинным. Но мы не можем не привести здесь еще одного примера, благо он бросает сноп света на инцидент последних недель.

По свежим следам кишиневского погрома, Струве сурово обличал сионизм, "воспитывающий идею еврейской национальности и даже государственности и тем недомысленно идущий навстречу "подлому антисемитизму" ("Освобождение" N 22). Опираясь на тот факт, что еврейская культура растворяется в культуре других наций, он заявлял, что ему вообще "непонятна идея еврейской национальности" ("Освобождение" N 28). Позже, в период реакции, он нашел эту национальность -- методом от обратного. Где оказался бессилен культурно-исторический анализ, там на выручку пришли стихийные "отталкивания". Износивши не бог весть сколько пар башмаков со времени кишиневского погрома, наш идеалист ныне идет навстречу "подлому антисемитизму", как естественному выражению своего собственного "национального лица".

По поводу этого последнего обогащения политической физиономии г-на Струве ...

...из всех своих идейных катастроф и политических крахов Петр Струве выходит точно из легкой кори -- невредимым, жизнерадостным и даже пополневшим...

Его политические убеждения никогда не сливаются с его духовной физиономией. Он пишет чернилами, а не кровью артерий...

Он никогда не подставляет под удары противника своей собственной, личной, живой, человеческой груди...

Главный талант Струве [...] в том, что он всегда действовал "по поручению"...

Струве садится создавать [...] философию, в которой стеариновый барыш принимает облик национально-государственной идеи, а эта национально-стеариновая идея, в целях самообороны, вооружается защитным запахом антисемитизма...

...в этом и состоит единственная подлинная "страсть" Струве [...] ночным колпаком и полами своего философского шлафрока законопачивать все дыры мироздания.

У г. Струве есть одна в высшей степени -- как бы сказать? -- неуместная черта. При своей доктринерской черствости он весьма склонен к лирике и пафосу дурного тона [...], очень любит о "честности высокой" говорить, о "незыблемых" убеждениях...

Суворин начал свою карьеру, как национал-либерал, а полувековой юбилей свой встретил, как консервативно-националистический антисемит. А Струве начал как интернациональный социалист, а через десять-пятнадцать лет определился как консервативный, антисемитски окрашенный национал-либерал...

О Струве можно писать почти спокойно, ибо весь он позади. Будущего у него нет...

...вопрос о его личной судьбе становится совершенно безразличным. Одно можно сказать с уверенностью: Петра Струве ждет черная неблагодарность. Его научно-философские усилия, в свое время учтенные для совершенно нефилософских целей, сегодня уже окончательно позабыты, а для практики в стиле "Великой России" он не пригоден. [...] Незаметно для себя он заживо выходит, вернее, уже вышел, в тираж, -- и в будущем сможет утешаться разве лишь длинным политическим титулом своим в новом издании словаря Брокгауза: сперва марксист, затем либерал-идеалист, а после того славянофил-антисемит и великороссийский империалист... из гольштинских выходцев.


21 апреля 1909 г.
Лейба Бронштейн


* * *

А вот навскидку и несколько цитат из Струве:
"Впрочем, я не собираюсь сейчас размышлять над проблемой еврейского национализма. Я хотел только, разъясняя свою точку зрения, показать, что Россия потому не может не быть национально-русским государством, что единой русской нации [*] историческим ходом вещей предуготована не только политическая, но и культурная гегемония в России."
[*] Aвторская сноска: "по переписи 1897 г. русские племена (великорусы, малорусы, белорусы), образующие русскую нацию, составляют более 65% всего населения России."

"Если масса русских интеллигентов, если масса русского народа еще не знает и не понимает своей истории, их нужно при свете огней русской революции и на еще не остывшем ея пожарище учить этой науке. Нужно учить этой науке так, чтобы учащихся охватывал национальный трепет и в них зажигалось неугасимое пламя патриотизма. Для этого необходимо, называя вещи их именами, бесстрашно подсчитывая исторический баланс, верить в русскую историю, как подлинное творение и выражение русского духа в его великих и добрых деяниях, а не в его падениях и низостях, как мы судим и об отдельных людях, когда пытаемся творить над ними суд."

"Черта проходит не только четко, - но и разительно: она проведена в сердцах и написана кровью в истории. Национализм против интернационализма. Поскольку эта черта разительно проведена в сердцах - остальные черты блекнут и пропадают. Возьмем столь остро иногда выступающее разногласие между республиканцами и монархистами. Пред лицом национальной задачи - воссоздания России, это разногласие не имеет абсолютно никакого практического значения, и если в русских умах так сильна монархическая идея и в русских сердцах так глубоко укоренены монархическия чувства, то это объясняется тем исторически непререкаемым фактом, что все национально-государственное бытие России связано с монархией. Эту тему можно было бы развивать подробно, но это не входит сейчас в мою задачу. Скажу только, что у республиканской
[сегодня: "либеральной"] идеи нет в России никаких национально-государственных достижений, есть только ужасная и унизительная цепь поражений. Вот почему эта идея не может внушать и питать никакого пафоса и вот почему ее призвание в настоящее время - не объединять, а разъединять русских людей. И на самом деле она и ее представители выполняют с успехом это призвание. Идея эта в России, в отличие от Франции, пережившей вооруженную борьбу с европейской коалицией и национальные достижения из республики родившейся империи, в отлиие от Чехии, где республиканская идея естественно сливается с национальной идеей, лишена всякого национального смысла. Никакая абстрактно-идеологическая кухня не может привить ей национального смысла и национального вкуса. Это просто исторически осязаемый и тяжеловесный факт и буквы Р.Д. просто мертвы для русского национального слуха и зрения. С представителями Р.Д. течения можно было бы делать общее дело - низвержения большевизма, если бы они, политически неразумно и морально бестактно, не потребовали от нас - преклониться перед их республиканским идолом. Линия Р.Д. политически неразумно и морально бестактна, поскольку она борьбу с большевизмом осложняет и обременяет ненужной и бестактной борьбой с монархизмом. Мы внутренне не можем приять этой борьбы; тактически же ее считаем не только бессмысленной, но и прямо зловредной."

"Какая же "партия" сменит коммунистов, не в порядке призрачной эволюции, призываемой и, может быть, пестуемой иностранцами, а в той Божьей грозе и буре, которая неотвратимо должна прийти для России? У этой "партии" есть только одно имя: русская. И как русская, она не будет партией."


"Петр Струве и Русское национальное лицо"
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments