Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Семен Абрамыч Родов, Коммунэра о предгубчека.

Originally posted by wyradhe at Семен Абрамыч Родов, Коммунэра о предгубчека.

Семен Абрамович Родов, род. 1893, соц.происх. - из служащих, в РКПб с 1918, выдающийся классик пролетарской литературы, крупный напостовец. Сочинял книги стихов со знатными названиями: "Мой сев", "Стальной строй", "Северный взлет". Явно не хватает сборников "Бык пег", "Бог бег" и "Наш барабан". Ниже помещается раритетное произведение классика. Оно очень нравилось Сергею Ингулову - тому самому, катаевскому чекисту-литератору, с лицом как кусок мяса. Новобуржуазный писатель Замятин приметил, однако, что в означенном произведении _полотно_ производят из _хлопка_, что с текстильной, промышленной, и, следовательно, в какой-то степени пролетарской точки зрения неправильно. Но не в том дело.


Семен Родов.
Коммунэра о Предгубчека


Ловко метила вражья рука:
убит офицером предгубчека.
Что радости? - Конечно, расстрел.
Но заговор, заговор цел.
И в полчаса собрался губком, —
Остановиться можно на ком?
Нужен товарищ теперь такой:
с добрым сердцем, с железной рукой.
И вот от губкома автомобиль -
пулей к слободке, вздымая пыль.
Но долго чекисты не могли узнать
кому от губкома приказ передать:
в сатиновой блузе небес голубей,
Николай разноперых гонял голубей.
И маленький Петя рот открыл
и хлопал в ладоши хлопанью крыл, -
редко баловал папа его,
приходя из райкома, завкома, ОНО.
Приказ. Прочел. Ничего не сказал,
только сына поцеловал,
к поясу прицепил наган,
на кухне привернул водопроводный кран.
И в кожаном кресле всю ночь не заснул,
спокоен, угрюм и немного сутул.
А на фабрике ткацкой, по зову гудка,
другой предзавком заменил предчека.
Вот день проходит, и два, и три,
заговорщикам не видать четвертой зари.
След за следом — стежок за стежком,
и снова уверен и спокоен губком.
Из Туркестана привозят хлопок,
грязный и сбитый ватный комок,
чтоб после под зубьями сотен машин
текло полотно к аршину аршин.
Так и чекисты из хлопка секретных бумаг
ткали по нитке доклад о врагах.
Быть ткачом Николаю не вновь,
а если и новы, то смерть и кровь.
Узнал он немало бессонных ночей,
и шуткой казалась работа ткачей.
Бывали сомнения в душе предчека,
но никогда не дрожала рука.
Говорили, что он жесток,
что подписывать сотнями смерти он мог.
И только маленький Петя знал,
как его папа нежен и мал,
да редко, когда он бывал на дому,
голуби стаей слетались к нему,
и товарищи слали дружный привет,
когда мимо фабрики шел он в обед.

1922.

***

Нет, нет, никакого хэппи-энда. Умер Родов своей смертью в 1968 году, 75 лет от роду. Иногда и товарищ Сталин не приносил всей пользы, какую мог бы принести.


***

Интересно, это ли стихотворение вдохновило Пелевина вложить следующие строки в Петра Пустоту, или "музыкой навеяло."

Реввоенсонет.

Товарищи бойцы! Наша скорбь безмерна.
Злодейски убит товарищ Фанерный.

И вот уже нет у нас в ЧК
Старейшего большевика.

Дело было так. Он шел с допроса,
и остановился зажечь папиросу,
когда контрреволюционный офицер
вынул пистолет и взял его на прицел.

Товарищи! Раздался гулкий выстрел из маузера,
и пуля ужалила товарища Фанерного в лоб.

Он потянул было руку за пазуху,
покачнулся, закрыл глаза и на землю хлоп.

Товарищи бойцы! Сплотим ряды, споем что-нибудь хором,
И ответим белой сволочи революционным террором!
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments