Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Ольшанский в ФБ

Август девяносто первого года - такой наивный, такой восторженно-пошлый в своем неожиданном торжестве - создал огромную пропасть между теми, кто прямо от разбитого троллейбуса на Садовом кольце шагнул в новую жизнь, с ее факсами, ксероксами, дамами-господами и прочим ринако, - и всеми прочими, кто вынужден был остаться в старой, у развалившегося коровника и на ржавых жигулях.

1991 год был голодный, 1992 год был нищий, 1993 год был кровавый, 1994, и особенно 1995 год был широко, щедро кровавый, и пока у одних жизнь шла только вверх-вверх-вверх - у других как упала вниз, да так там внизу и ползла, кашляя и бормоча, что сталина на вас нет.

Пропасть не сокращалась.
Она приглашала к большой мести и большой резне.

Вместо этого с другим веком возникла другая власть и другая судьба.
Власть, которую мы тысячу раз справедливо ругаем, и судьба, которой мы тысячу раз имеем право быть недовольны, - но главное произошло.
Худой мир между выигравшими и проигравшими был заключен.
Робкий шаг назад - ко всем тем, кто безнадежно отстал - был сделан.
Упавшие - оперлись хоть на какой-то костыль, а улетевшие в небо вдруг наткнулись на сетку и забормотали, что ельцина на вас нет.

2000 год был скучный, 2001 год был скучный, 2002 год был скучный, и даже 2017 год, дай Бог, так и останется скучным - и это, страшно сказать, хорошо.
Но не для всех.
Кому-то же хочется и обратно, туда, к троллейбусу и баррикаде, чтобы у нас снова все, сразу и насовсем, а эти, как их там, ну, отсталые, пусть проваливают в свой коровник.

Но троллейбусов на Садовом больше не держат.
Как и пошлого августа, с его новой жизнью.
Жизнь по-прежнему старая.
И такой - она мне нравится немного больше.

* * *

Так называемое российское государство, как будто бы созданное двадцать шесть лет назад, - не было на самом деле ни новым, ни созданным заново.

Эстонское, украинское, грузинское, казахское, любое другое на руинах империи - каждое из них действительно родилось, а этого, нашего - не возникло, произошло то, что не произошло ничего.

Но почему же везде сочинились эти новые или новые-старые страны, и только РСФСР так и потащила за собой тяжесть Советской власти без коммунизма, советского человека с рублем, но без всякого понятия о том, кто он теперь, и откуда, и для чего, - почему мы одни остались в казенном доме, когда все разошлись по национальным, своим?

Потому что в советском мире любой, даже самой мельчайшей, самой ничтожнейшей общности положено было что-нибудь несоветское, что-то особое, что-то еще: черепичные крыши, шальные заработки, фольклорные классики, недобитые традиции, живые и сытые деревни, иными словами, зов почвы и гул родства, - и только несчастному рсфср-ному человеку не полагалась ничего своего, он должен был быть весь ничей, с биркой на ухе, весь стертый и никакой, этот экспериментальный рсфср-ный человек, которому отрезали национальность, локальность и память.

И потому, оставшись без коммунизма, он был обречен, немного помыкавшись среди нелепых символов - гимн без слов, праздник независимости от самого себя, молодая страна несуществующего народа дорогих россиян, - вернуться к тому единственному, что ему было разрешено в прежнем мире: танки на Красной площади, кремлевские звезды, Иосиф Прекрасный, можем повторить.

Нет, не можем.

Нельзя до бесконечности таскать за собой мертвую, полуразложившуюся советчину на веревке, как таскают некогда любимых, а ныне зомби - в апокалиптических сериалах, нельзя вечно жить фантазийной жизнью РСФСР, под дырявой крышей которого казенные люди без имени, люди без дома, люди без нации бредят о том, как они полетят на ядерной ракете доказывать всему миру, что без нас никуда.

Несчастного РСФСР-ного человека придется наконец закопать.
День независимости от самих себя - отменить.
Советскую власть без коммунизма - изжить.
А запретное, страшное слово из семи букв - первая "р", последняя "й", - произнести.

Но даже тогда - тьфу на тебя, девяносто первый год, - не будет у нас никакого нового государства.
Русские - старый народ.
Мы давно живем.
И, если Бог даст, будем жить дальше.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments