Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Еврейские арийцы


Ключевые идеологемы немецкого нацизма, включая самые понятия арийства и еврейства, как они употребляются в национал-социализме, были разработаны евреем, Отто Вайнингером, который стремился перестать быть евреем и превратиться в европейца (арийца).

Они были популяризованы другим подобным же евреем, Артуром Требицем, который дополнил их концепцией окончательного решения еврейского вопроса и стал первым фюрером австрийского национал-социалистического движения.

Описанию этих событий посвящена глава "Еврейские арийцы" книги Соломона Липцина "Пасынки Германии".

Solomon Liptzin, “Germany's Stepchildren”, The Jewish Publication Society of America, Philadelphia, 1944, стр. 186-194.

Прямые русские параллели описываемых событий и психологических процессов не требуют комментариев.




ЕВРЕЙСКИЕ АРИЙЦЫ


По мнению Освальда Шпенглера, иудейство дало за последние века трех святых: философа Спинозу, основателя хасидизма Израиля Баал-Шем-Това и – Отто Вайнингера.  Самоубийство последнего в октябре 1903 г., в возрасте 23-х лет, вызвало сенсацию и способствовало привлечению дополнительного внимания к его единственному печатному труду, вышедшему за несколько месяцев перед тем и вызвавшему поначалу сердитые отклики.  Этк книга, озаглавленная “Пол и характер”, представляла дальнейшую разработку темы, начатой Вайнингером в диссертации, представленной им в венский университет на соискание степени доктора философии.  В ней можно выделить три части: научную, философскую и антисемитскую.

Научная часть рассматривает влияние пола на характер.  Вайнингер исходит из предположения, что нет мужчин и женщин, но только мужская и женская сущности, и что каждый индивидуум представляет некоторое смешение этих субстанций.  Чистый мужчина и чистая женщина суть идеальные типы, в действительности не существующие, но воображаемые теоретически.  Все действительно существующие люди являют промежуточные формы между этими двумя крайностями, все они двуполы и отличаются лишь различием пропорций, в которых в них присутствуют эти два начала.  Из этой основной посылки Вайнингер выводит свою интерпретацию человеческого характера.

Философская часть книги Вайнингера постулирует платонические идеи Мужественности и Женственности как двух противоположных начал, положительного и отрицательного.  Мужественность есть бытие, а Женственность – небытие.  Все свойства женщины связаны с её несуществованием в качестве чего-либо самостоятельного, с отсутствием у неё характера и индивидуальности.  Женщина – ничто более, как выражение, проекция со стороны мужчины его сексуальности.  Каждый мужчина создает себе женщину, в которой он воплощает себя и своё чувство вины.  Женщина суть лишь низшее “я” мужчины, она только вина и отрицание.

Антисемитская часть обнимает две последние главы.

Под влиянием теорий Хьюстона Чемберлена, на которые Вайнингер указывает как на источник своих мыслей и вдохновения, он пришел к заключению, что иудейство омерзительно и тошнотворно.  На него, однако, произвели впечатление доводы Чемберлена о том, что человек семитского происхождения не должен более клеймиться как еврей, если он сможет разбить оковы Эзры и Неемии и отрезать себя от моисеева закона.  Летом 1900 г. Вайнингер высказал желание выйти из еврейского круга, но был отговорен от того отцом.  21 июля 1902 г. в день получения докторского диплома он крестился в протестантство.  Его крещение произошло не в результате экономического давления, а по искреннему убеждению [впрочем, не христианскому].  Оно проистекало не из безразличия к иудаизму, но из яростной ненависти, которую Вайнингер испытывал по отношению ко всем его практикующим, и из желания вырваться изо всяких связей с ним.

Вайнингер не желал быть просто крещеным евреем.  Он хотел стать не-евреем.  Ему поэтому необходимо было подыскать такое определение еврейства, которое делало бы возможной подобную трансформацию.  Он не мог определеить иудейство в качестве расовой доктрины, ибо невозможно убежать от своего расового происхождения.  Он не мог определить его как веру, ибо венские евреи были в среднем не более религиозны, чем он сам.  Он не мог определить евреев как народ, ибо знакомые ему евреи заявляли, что они являются частью немецкого народа.  Он поэтому прибег к определению иудейства как платонической идеи, наклонности ума, психологической структуры, которой может быть подвержена любая часть человечества.  Он открыл её наиболее грандиозное воплощение среди евреев и неименьшее проявление – среди арийцев.

Это определение позволяло Вайнингеру, невзирая на его происхождение, исключать себя из иудейства, ибо, согласно найденному определению, могли существовать индивидуумы еврейского урождения, которые, однако, были большими арийцами, чем некоторые из урожденных арийцев; а также урожденные арийцы, бывшие в большей степени евреями, чем многие евреи.  Определение также позволяло ему отождествлять арийство с мужественностью, а иудейство – с женственностью.  Арийство – Бытие, иудейство – Небытие.  У арийца есть индивидуальность, а у иудея ее нет.  Ариец верит в некоторый Абсолют, а иудей вечно невер.  Ариец стремится к вечному бытию и потому есть нечто; иудей – крайний невер и потому ничто.  Ариец, подобно мужчине, знает крайности добра и зла, великолепия и глупости.  Иудей, подобно женщине, в высшей степени лишен гения и потому всегда являет подражательную посредственность.

Вайнингер утверждает, что самые ожесточенные антисемиты встречаются среди самих евреев, а их антисемитизм свидетельствует, что даже они считают еврейство непривлекательным и отталкивающим.

Сионизм, в философии Вайнингера, является отрицанием еврейства, ибо стремится облагородить поверженное состояние души, стремится привнести понятие о государстве в души существ, в психической структуре которых этого понятия никогда не было и быть не может.  Иудейство олицетворяет всемирное рассеяние.  Оно бесформенно, неаристократично, никчемно, лишено достоинства и ценности.  До того, как сионизм станет возможным, еврей должен побороть в себе иудейство.  Он должен вступить в войну против своей внутренней природы.  Начало уже положено, ибо еврей научился уважать арийца больше, чем себя.  Его воля к тому, чтобы освободить себя от еврейства должна быть укреплена.  Если еврей демонстрирует эту волю и просит о крещении, то неевреи должны принять его как арийца и не осуждать за прошлые связи с расой, над которой он поднялся нравственными усилиями. [*]

[*]  Эта остроумная теория – к счастью или несчастью – быстро прошла проверку практикой – на самом авторе (а её производные – на всем европейском еврействе в 1939-1945 гг.) 
В отличие от радикально-интеллигентских теорий, проверка которых “критерием истинности” оба раза в XX ст. заняла дольше и сопровождалась бóльшими жертвами.
Из всех германских рас, больше всего евреев напоминают англичане.  Англия подобна женоподобному Израилю.

В библейские времена в Израиле дремали две возможности: бытия и небытия, утверждения и отрицания.  Иисус дал реальность одной из этих возможностей: он основал христианство, сильнейшее утверждение.  С началом христианства Израиль разделился на христиан и евреев.  Те, кто отказались принять Иисуса, остались с отрицанием.  Противоположность Иисуса – еврей.  Иисус был величайшей личностью потому, что он покорил величайшего врага: в исторические времена он стал единственным евреем, преодолевшим иудейство.  Но, быть может, иудейство еще сможет породить другого Христа; быть может, новый спаситель, основатель следующей религии, также пройдет сквозь еврейство [отринув его]; быть может не так уже далеко время, когда с нетерпением ожидаемый мессия избавит евреев от иудаизма.

Вайнингер видел себя этим мессией, освободителем цивилизации от вины женственности и греха юдаизма.  По его мнению, наш век – самый женственный и самый иудейский из всех веков.  Это век поверхностности и несправедливости, анархизма и коммунизма, век самой глупой из всех интерпретаций истории – материалистической интерпретации.  Это век, в который на гений смотрят как на форму безумия, жизнь и наука механизированы, когда не расцветают более великие художники и великие философы, почитание Девы уступило дорогу полудевственности (demi-vierge).  Но восстает новое христианство и близится новый искупитель.  Как и в год первый, борьба входит в решающий этап, и нужно сделать выбор между иудаизмом и христианством, бизнесом или культурой, женщиной или мужчиной, материей или духом, отрицанием или божественностью.  Вот два полюса, Третьего Рейха нет.

Через несколько месяцев после опубликования этих поразительных умозаключений Вайнингер, грядущий мессия XX века, снял комнату в доме, где умер Бетховен и, без слова прощания, пустил себе пулю в сердце.

Это самоубийство вызвало множество толков среди последователей Вайнингера.  Один из его наиболее преданных учеников, Артур Требиц, приписал его тому, что Вайнингер, преодолев отрицательные силы еврейства внутри себя и по благородству души достигнув положительного полюса арийства, не смог убедить окружающих в этом чудесном внутреннем преображении, и в своем бездонном одиночестве подпал безнадежности и отчаянию.  Гений, подобный Вайнингеру, мог обойтись без публичных апплодисментов и одобрения в прессе, но он томился по теплой любви арийского мира.  Если бы ариец принял его в своем доме как друга и ровню, он не стал бы искать смерти.  Но эта освобожденная личность была вынуждена жить в атмосфере и среде рабских не-арийцев, не будучи в состоянии произвести ни малейшего впечатления на прекрасных, свободных арийцев.  Арийцы не доверяли его попыткам завязывания отношений с ними и отвергали его подношение в дар себя, в то время как евреи считали его ренегатом и изменником, ненавидели его за правдивость и подвергали его гонениям за вскрытие их отвратительности.  Он, таким образом, не знал ни целебного мира, ни душевного равновесия.  Обходимому стороной, смятенному, безрадостному и лишенному цели, ему ничего более не оставалось, как избрать самоуничтожение.

Требиц видел в мученичестве Вайнингера прообраз собственной борьбы за избавление от наследственных пут и бегства к чистоте арийства.  Но если Вайнингеру не хватило сил выстоять расовый шторм, и он прибег к самоубийству как единственному оставшемуся средству уничтожить в себе наследсие Агасфера, то Требиц надеялся выстоять и довести до победы битву за освобождение от семитизма.

Артур Требиц родился в 1879 г. в семье еврейского купца, торговавшего в Вене шелками.  Он был братом Зигфрида Требица, немецкого переводчика Дж. Б. Шоу.  Семья жила в Вене на протяжении поколений, и на этом факте Требиц выстроил свои претензии на арийство.  “Я не еврей”, – раз за разом повторял он, – “Я никогда не был евреем и никогда им не буду! Хотя я с радостью сознаюсь, что мой прадед принадлежал к этой расе.”

Немецкий антисемитизм, чувствовал Требиц, ушел не слишком далеко потому, что он колебался между религиозной ненавистью и расовой ненавистью, не делая окончательного выбора в ту или иную сторону.  Если спросить здравый инстинкт масс, решение было бы в пользу расовой ненависти, поскольку отличает людей друг от друга именно раса, а не религия.  В действительности и иудаизм, и христианство поражены одной и той же рабской нравственностью.  Обе этих религии – заплесневелые руины, бесполезные и бессмысленные.  Человечество должно будет научиться обходиться без них, и ему придется искать новую, лучшую, более героическую веру.  Опасность исходит не от еврейской религии, но от еврейской расы.  Эта раса – носитель ядовитых грибков, заражающих тело Европы.  Только некоторые индивидуумы, такие как Вайнингер и сам Требиц, смогли, после усилий целых поколений, развиться в чистых арийцев, несмотря на нечистоту своих предков.  Только в них одних Агасфер, бродячий жид, обрел смерть и устойчивость, которых он уже не надеялся достигнуть.  Но по отношению к миллионам других евреев, особенно мутному человеческому потоку с Востока, раса господ должна употребить железную суровость.  Европа, если она желает вновь обрести здоровье, не должна терпеть ни грана разрушительного семени из проклятого расплода.  Она должна изгнать его целиком, за исключением тех немногочисленных семей, чьи сыновья добровольно пожелают связать себя физическим трудом в трудовых батальонах.  После трех поколений удобрения германской земли потом принудительного труда, эти избранные индивидуумы освободят свое тело и души от отравы иудейства.  Они могут быть затем приняты как чистые, благородные арийцы, с корнями глубоко в германской земле. [*]

[*]  Ср. с актуальными воззрениями либералитета и интеллигентскими переживаниями по поводу отношения русских к Западу.
Требиц настаивал, что иудейство и германизм не могут существовать в гармонии бок о бок, ибо они суть противоположные полюса, и один из них должен погибнуть.  Роковой конец благородной Германии неизбежен, если только она не сможет оградить себя карантином от всех зараженных morbus Judaicus.

Этот теоретический анализ германо-еврейской двойственности был написан Требицем во время первой мировой войны и опубликован в 1919 г. под заглавием “Дух и еврейство” [A. Trebitsch, “Geist and Judentum”, Wien, 1919].  В конце войны Требиц пришел к заключению, что Германия потерпела поражение в результате еврейских махинаций.  Коллапс монархий Гогенцоллернов и Габсбургов дóлжно приписать еврейским революционным усилиям.  Подобно тому, как в прошлые века евреи разрушили государства Ханаана, Персии, Египта, Греции и Рима, так теперь они угрожали окружить Рейх, последний крепкий оплот арийства.  Англия была крепостью Израиля, и под английской маской евреи рвались к мировой гегемонии.  Падение Запада было неизбежно, если только он не пробудится от сна и паралича, слепоты и гипнотического транса, если он не распознает непримиримого и безжалостного разрушителя и не выработает быстро антитоксин против отравляющего чужеродного тела. [*] Поскольку антитоксины часто лучше вырабатывать из токсинов, то спасение от семитского яда легче и эффективнее всего может явиться от тех индивидуумов, кто, подобно Требицу, исцелились от своего еврейства.  Оно может также явиться от полуарийцев и на-три-четверти-арийцев, осознающих свою биологическую функцию антитоксинов и более чувствительных к еврейской опасности, чем полнокровные арийцы.  Хотя евреи преследовали этих немногочисленных избранных индивидуумов со смертельной ненавистью, и хотя немцы не доверяли им, они тем не менее продолжали свою историческую миссию спасения любимого отечества от иудейского порабощения.

[*] Ср. рассуждения современных этнически-русских по происхождению авторов вроде А. Илларионова, А. Зубова и др. о смертельной угрозе, которую представляет Россия для западной цивилизации и о настоятельной необходимости национального расчленения русского народа.
Критически настроенным читателям, сомневавшимся в существовании еврейского заговора по растлению и захвату мира, Требиц ответил документальными свидетельствами, основанными на Протоколах сионских мудрецов.  Эта подделка, в истинности которой Требиц однако не сомневался, составила основание его тома “Немецкий дух – или еврейство” вышедшего в 1921 г. [A. Trebitsch, “Deutscher Geist – oder Judentum”, Berlin, 1921].  Читателям, которые сомневались в способности маленького еврейского меньшинства преодолеть сопротивление огромной немецкой массы, Требиц ответил “доказательством” союза между Сионом и Римом.  Католическая церковь, отчаявшись захватить мировое господство в одиночку, согласилась соединиться с мировым еврейством в общем наступлении на нордических протестантов.  Большевизм, самое смертельное оружие, выкованное сионскими мудрецами, будет направлено на Рейх, чтобы нанести ему смертельный удар.  За победой последует дележка трофеев.  Рим присоединит католическую Австрию и католическую южную Германию, а северные земли попадут в руки Сиона.  Но Риму недолго наслаждаться награбленным, предсказывал Требиц, ибо после того, как оплот северной Германии будет разрушен, Европа станет легкой добычей для евреев.  Абсурдно даже надеяться, что далекая Америка сможет сдержать волну разрушения, ибо Америка сама уже в руках финансовых магнатов и поэтому является идеальным для международных евреев государством.  Если Европа опустится до уровня Америки, яркий арийский взгляд на мир потускнет, любовь исчезнет и вся жизнь выродится в бесчувственный механизм.  Решительный час пробил.  “Ты, мой возлюбленный, доверчивый, простодушный, как дитя ничего не подозревающий, чистый немецкий народ, пробудись к мужественному зрению, изгони дьявольских обманщиков, уводящих тебя с пути, оттолкни заблуждающихся, неспособных вождей и сохрани для себя и всех других народов земли должный мировой порядок, совместимый с твоей жизненной сущностью.”

Требиц предложил свои услуги в качестве пропагандиста и будителя Новой Германии.  До самой смерти в 1927 г. он читал лекции и писал о еврейской угрозе.  Подобно Вайнингеру, он был поклонником Хьюстона Чемберлена, философию которого он хвалил как “переход от Канта к Требицу”, и чьи расовые теории он расширил до запредельных крайностей.  Интенсивность его веры в свою арийскую миссию, как рассказывают, приводила слушателей, особенно женщин и молодежь, в слезы и исступленный восторг.  В годы рождения австрийского национал-социализма Требиц одно время был его фюрером, но умудрился поссориться с несколькими своими учениками, которые дезертировали из лагеря Требица и присоединились к восходящей звезде Адольфа Гитлера.  Идея фикс Требица о еврейской опасности стала неотъемлемой частью нацистской идеологии, а его патологические проповеди о всемирном заговоре сионских мудрецов – догматом веры, который не мог подвергаться сомнению в Третьем Рейхе.

Семена, посеянные Хьюстоном Чемберленом и еврейскими арийцами Отто Вайнингером и Артуром Трейбицем, проросли и заплодоносили в 1930-х гг.  Расовый антисемитизм, популяризованный Адольфом Гитлером и Юлиусом Штрейхером [*], был возведен тоталитарным Рейхом в законодательство, а бесчеловечные органичения были приложены ко всем жителям неарийской или лишь отчасти арийской крови.

[*]  Показательно, что Гитлер, имевший возможно полуеврейское происхождение, испытывал документированные терзания по этому поводу и был, по мнению ряда авторов, движим в своей антиеврейской политике по крайней мере отчасти тем же стремлением “искоренить проклятое семя” – в себе и во всем мире – что себя-ненавидящие евреи-фундаторы идеологии арийского нацизма Вайнингер и Требиц. Себя-ненависть была, по всей видимости, важным движущим мотивом ряда евреев или полукровок, входивших в высшее руководство нацистского аппарата или бывших рядовыми членами его репрессивных, в том числе и антиеврейских органов (см. далее).
Tags: self-hatred
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments