Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

Левин, "Себя-ненависть среди евреев", ч. 2


(часть 1)




ЦЕНТРОБЕЖНЫЕ И ЦЕНТРОСТРЕМИТЕЛЬНЫЕ СИЛЫ
В ГРУППЕ

С аналитической точки зрения выделимы два рода сил, действующих на члена всякой группы. Одни силы притягивают его к группе и стремятся удержать в ней; другие отталкивают от группы. Природа сил притяжения к группе может быть разнообразной: быть может, индивидуум испытывает притяжение к иным членам группы, может оказаться, иные члены завлекли его, он может быть привлекаем целями группы или ее идеологией, или он может предпочитать эту группу одиночеству. Подобным образом, силы отталкивания могут порождаться как неприятными характеристиками самой группы, так и бóльшей привлекательностью другой группы.

Если силы отталкивания превосходят силы притяжения, то индивидуум покинет группу, если только не вмешаются внешние факторы. Поэтому в условиях “свободы” группа удержит только тех членов, для которых положительные силы превосходят отрицательные. Если группа не окажется достаточно притягательной для достаточного количества индивидуумов, она перестанет существовать.

Следует, однако, отдавать себе отчет, что силы притяжения и отталкивания не всегда являются выражением собственных потребностей индивидуума. Они могут быть навязаны человеку внешней силой. Иными словами, индивидуум может быть принужден против своей воли оставаться в группе, которую он хочет покинуть; либо он может быть принужден оставаться вне группы, в которую он хочет вступить. К примеру, диктатор может закрыть границы страны и запретить выезд из нее. Обратно, привилегированный круг не допускает в себя многих, желающих вступить в него.

СИЛЫ ЕДИНЕНИЯ И РАСПАДА В НЕПРЕСТИЖНОЙ ГРУППЕ

Важным фактором, влияющим на силы притяжения к группе и отталкивания от неё, является степень, в которой принадлежность к группе способствует или препятствует удовлетворению личных потребностей человека. Некоторые группы, например, торговая палата или профсоюзы существуют с явной целью продвижения интересов своих членов. С другой стороны, принадлежность к любой группе ограничивает в той или иной степени свободу действий индивидуума. Быть удачно женатым может быть очень полезно для мужа и способствовать удовлетворению его амбиций, но женитьба имеет и тягостные стороны. В целом можно утверждать, что чем более группа и принадлежность к ней способствуют (или, наоборот, препятствуют) достижению личных целей индивидуума, тем более вероятно, что соотношение сил притяжения и отталкивания будет соответственно положительным (или, напротив, отрицательным).

Этот подход позволяет сделать общее утверждение относительно принадлежности к социально престижным и непрестижным группам. Одним из ключевых факторов, определяющих поведение индивидуума в нашем [западном] обществе является стремление к приобретению социального статуса. Кроме того, престижная группа обыкновенно больше предлагает своим членам и менее препятствует им, чем непрестижная. По этим причинам для членов элиты в любой стране характерен значительный перевес сил, притягивающий их к элитной группе. Кроме того, если индивидуум желает выйти из элиты, он обыкновенно (хотя случаются и исключения) может беспрепятственно сделать это.

Член непрестижной группы более стеснен своей групповой принадлежностью. Вдобавок, стремление к обретению статуса оборачивается для него силой отталкивания от своей группы. В то же время для членов любой непрестижной группы свободное передвижение через групповые границы ограничено или полностью заблокировано отсутствием возможности, способности или внешними силами. Более престижные группы или влиятельная их часть воспрещают такое свободное передвижение. В любой непрестижной группе поэтому всегда оказывается известное количество членов, для которых баланс сил притяжения и отталкивания таков, что они хотели бы покинуть свою группу, но удерживаются внутри нее – и не собственным их желанием, а внешним принуждением. Это порождает далеко идущие последствия для атмосферы, структуры и организации всякой непрестижной группы и для психологии ее членов[10].

ГРУППОВАЯ ЛОЯЛЬНОСТЬ И ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ ШОВИНИЗМ

Внутри всякой группы можно выделить слой, более центральный культурно и слои, сравнительно с ним периферийные. Центральный слой олицетворяет те ценности, обычаи, идеи и традиции, которые считаются наиболее существенными и представительными для группы. Для музыканта это означает “идеального музыканта”; для англичанина то, что в его представлении значит “быть англичанином”.

Индивидуумы, лояльные к группе, склонны оценивать более центральные слои выше. Так, типичный англичанини “горд” быть англичанином и ему пришлось бы не по вкусу, если бы его считали не англичанином. Часто проявляется тенденция переоценивать центральный слой. В таком случае мы говорим о “стопроцентном американизме” или, в более общем случае, о шовинизме. Однако положительная оценка центральных слоев есть логический результат лояльности по отношению к группе и является очень существенным фактором в сохранении группы, удержании ею членов и её сплочённости [keeping a group together]. Без такой лояльности никакая группа не может развиваться и преуспевать.

Те индивидуумы, которые хотят покинуть группу, не испытывают указанной лояльности. Однако в случае непрестижной группы многие из ее членов принуждены против своего желания в ней оставаться. В результате во всякой непрестижной группе оказывается известное количество индивидуумов, стыдящихся своей принадлежности к ней. В случае евреев, такой еврей постарается как можно дальше отстраниться от всего еврейского. На своей шкале ценностей он расположит те из обычаев, видов внешности, стереотипов отношения к разноообразным предметам и т.п., которые представляются ему характерно еврейскими, не особенно высоко. Он оценит их низко. Он проявит “отрицательный шовинизм”.

Положение резко отягчается следующим обстоятельством: человек, для которого баланс отрицателен, постарается уйти так далеко от центра еврейской жизни, как только позволит внешнее (нееврейское) большинство. Он будет остановлен на межгрупповой границе и будет пребывать в постоянной и безысходной фрустрации. Он будет ощущать бóльшую фрустрацию, чем те члены меньшинства, которые [хотя бы и претерпевая от непрестижности группы,] чувствуют себя психологически уютно внутри нее. Из экспериментальной психологии и психопатологии нам известно, что подобная фрустрация приводит к общему состоянию высокой внутренней напряженности, в котором проявляется тенденция к агрессии. Логически, агрессия должна направляться против [нееврейского] большинства, которое препятствует выходу членов [еврейского] меньшинства из их собственной группы. Однако большинство в глазах подобных лиц имеет более высокий статус и, кроме того, слишком сильнó, чтобы на него можно было нападать. Эксперименты показали, что при подобных условиях индивидуум со значительной вероятностью обращает свою агрессию на собственную группу или на самого себя.[11]

СИЛА МНЕНИЙ И ВЛАСТЬ ВЗГЛЯДОВ ПРЕСТИЖНОЙ ГРУППЫ

Тендендия направлять, при этих обстоятельствах, агрессию против собственной группы усиливается дополнительным фактором. В одном из рассказов Марка Твена негр, воспитанный как белый ребенок, поступает со своей матерью самым жестоким и трусливым образом; на что мать замечает ему: “Это в тебе говорит негр” [“That’s the nigger in you”]. Другими словами, она впитала вердикт белого человека, характеризующий определенные наиболее отрицательные черты как характерные для Негра.

В социологии признано, что члены низших общественных классов склонны усваивать моды, ценности и идеалы верхних. В случае непрестижной группы это отражается в том, что мнение ее членов о себе в огромной степени находится под влиянием той низкой оценки, которую эта группа получает в глазах [более престижного] большинства. Воздействие и усвоение этих взглядов и ценностных мерил <…> с неизбежностью усиливает в еврее с отрицательным балансом стремление отрезать себя от всего еврейского. Чем более характерно еврейски выглядят некоторые люди, чем более еврейским представляется культурный символ или стереотип поведения, тем более отвратительными они кажутся такому человеку. Будучи неспособен отрезать себя полностью от своих еврейских связей и своего еврейского прошлого, этот индивидуум обращает ненависть на себя.

ОРГАНИЗАЦИЯ НЕПРЕСТИЖНЫХ ГРУПП

Принадлежащие к большинству привычно представляют себе меньшинства как однородные группы, которые можно характеризовать такими понятиями как “еврей” или “негр”. Было показано, что этот стереотип воспитывается в подрастающем ребенке социальной атмосферой, в которой он воспитывается, и что сила предрассудка практически не зависит от объема и рода личного опыта общения этого индивидуума с членами группы меньшинства.

В действительности всякая группа, в том числе всякая экономически и иным образом непрестижная группа, состоит внутренне из ряда социальных слоев. Однако между структурами престижной и непрестижной группы имеется следующее отличие. Силы, действующие на индивидуума (ч) престижной группы направлены к центральным слоям этой группы. Силы, действующие на индивидуума непрестижной группы, направлены от центральной области к окраине группы и, если возможно, [за ее пределы] к более высокому статусу члена большинства. Член непрестижной группы покинул бы ее, если бы тому не препятствовали воздвигнутые большинством барьеры. Приводимая схема изображает психологическую ситуацию тех членов непрестижной группы, баланс сил для которых отрицателен. Это структура группы людей, которые фундаментально настроены против себя.


ч – индивидуум-член группы
центр – центральные слои группы
окраина – периферийные слои группы
Барьер – воспрещает переход

Ясно, что эффективная организация группы становится тем более трудной, чем больше ее членов имеют отрицательный баланс и чем сильнее отрицательность этого баланса. Хорошо известно, что задача организации экономически непрестижной, или в ином отношении непрестижной группы серьезно затрудняется теми членами, настоящая цель которых – покинуть группу, а не поддерживать её и способствовать её развитию. Глубоко коренящийся конфликт целей внутри непрестижной группы не всегда ясен даже для самих её членов. Это одна из причин того, отчего даже крупная непрестижная группа, которая – объединись она для действия – могла бы добиться для себя равноправия, легко может удерживаться в положении неполноценной.

ВОЖДИ С ОКРАИНЫ

В особенности ущербным для организации и действия группы меньшинства оказывается неизбежное порождение в ней лидеров определенного сорта. Во всякой группе те её части более способны занять ведущее положение, которые в целом наиболее успешны. Однако именно те из членов меньшинства, которые наиболее успешны экономически или отличились в своей професии, обыкновенно вознаграждаются бóльшей степенью приятия их лично большинством общества. Это помещает их в культурном отношении на окраине непрестижной группы и с большей вероятностью делает их пограничными [маргинальными] индивидуумами. Для них часто характерен отрицательный баланс и они в особенности заботятся о том, чтобы их “ценным связям” не угрожали чересчур близкие контакты с теми слоями группы меньшинства, которые неприемлемы для большинства. И тем не менее именно такие индивидуумы часто призываются на ведущие роли самóй непрестижной группой – из-за их статуса и влияния. Они и сами обыкновенно с готовностью принимают ведущую роль в меньшинстве, отчасти как замену полномасштабному статусу среди большинства, отчасти потому, что роль одного из вождей меньшинства позволяет им приобрести и поддерживать дополнительные связи с большинством.

В результате мы сталкиваемся с весьма парадоксальным явлением “вождя с окраины”. Вместо того, чтобы группа велась людьми, которые гордятся ею, которые желают оставаться в ней и продвигать ее вперёд, мы видим вождей меньшинства, которые теплохолодны по отношению к группе, которые под тонкой личиной лояльности по отношению к группе могут фундаментально стремиться покинуть ее, или которые открыто пытаются использовать свою власть и влияние для актов отрицательного шовинизма. Обретя более или менее удовлетворительный статус среди неевреев, эти индивидуумы главным образом озабочены поддержанием status quo и стремятся спустить на тормозах любое действие, которое могло бы привлечь [недоброжелательное] внимание неевреев. <...> Они настолько привыкли смотреть на еврейские дела глазами антисемита, что боятся быть обвиненными в двойной лояльности в случае любого открыто еврейского действия. <...>

Мы указали выше, что может быть трудным в том или ином конкретном случае определить, где пролегает черта между еврейским шовинизмом, нормальной групповой лояльностью и отрицательным шовинизмом. Однако наш анализ должен сделать ясным, что трусливая и немудрая (потому что нереалистичная) политика “тихо-тихо” возникает из тех же источников отрицательного шовинизма, что и еврейская себя-ненависть. В действительности, это одна из наносящих наибольший ущерб форм себя-ненависти.

[Рассматривая положение дел в еврействе в 1900-1940 гг. Левин отмечает, что хотя противоеврейская атмосфера в Германии привела к тому, что некоторые евреи откололись от еврейства и стали фашистами, но в то же время] многие евреи, утратившие связь с иудаизмом вернулись к нему под воздействием угрозы фашизма <…> История <…> учит, что наиболее активными и действенными руководителями непрестижных групп стали те индивидуумы, которые покинули престижные группы и добровольно связали свою судьбу с меньшинством. У этих людей должен был оказаться, по той или иной причине, особенно сильный положительный баланс в пользу сил притяжения к группе. Будет в согласии с историческим опытом, если действенные еврейские вожди обнаружатся среди тех, кто вернулся в ряды сознательного еврейства.

ЧТО МОЖНО СДЕЛАТЬ С ЕВРЕЙСКОЙ СЕБЯ-НЕНАВИСТЬЮ?

Себя-ненависть представляется психопатологическим явлением, и ее предотвращение может казаться задачей главным образом психиатрии. Однако современной психологии известно, что многие психологические явления есть лишь выражение социального положения индивидуума [либо активируются им]. В некоторых случаях еврейская себя-ненависть может породиться в невротической или иным образом психически ненормальной личности; но в огромном большинстве случаев это явление возникает в лицах психически здоровых. Иными словами, это социально-психологическое явление, хотя обыкновенно оно и поражает глубоко всю личность. В действительности невротические тенденции у евреев часто возникают из-за неспособности приспособиться к подобным групповым проблемам[12].

Еврейская себя-ненависть исчезнет только с достижением еврейской группой равного статуса с неевреями. Лишь тогда враждебность евреев к собственной группе снизится до сравнительно незначительного предела, характерного для группы большинства, и заместится здоровым само-критицизмом. Это не означает, что ничего не может быть сделано до того. В конце концов есть множество евреев, которые не являются антисемитами.

Единственный способ избежать еврейской себя-ненависти в ее различных формах – это изменить отрицательный баланс между силами притяжения к еврейской группе и силами отталкивания от нее, превратить баланс в положительный, утвердить лояльность к еврейской группе вместо отрицательного шовинизма. Мы сегодня не в силах защитить наших собратьев-евреев и наших подрастающих детей от трудностей, с которыми они сталкиваются из-за того, что они евреи. Однако мы можем попытаться построить систему образования – и на уровне детей, и на уровне взрослых – которая бы противодействовала чувству неполноценности и чувству страха, которые являются наиболее важными источниками отрицательного баланса.

Чувство неполноценности у еврея есть лишь проявление того факта, что он смотрит на все еврейское глазами недружелюбного большинства. Подростком я был глубоко мучим мыслью, что обвинения евреев в том, что они неспособны к какой-либо созидательной деятельности, могут быть верны[13]. Я знаю, что многие еврейские подростки, выросшие в атмосфере предрассудков, чувствовали так же. Сегодня еврейская молодежь, которая видит растущую Палестину, находится в несравненно лучшем положении. Что бы ни думать о сионизме как о политической программе, никто, наблюдавший немецких евреев в первые несколько судьбоносных недель после прихода Гитлера к власти, не может отрицать, что тысячи немецких евреев были спасены от самоубийства только знаменитой статьей “Еврейского обозрения” (Jüdische Rundschau) с заглавием “Будь евреем!” (“Jasagen zum Judentum”). Выраженные там идеи – точка сплочения и источник силы и сионистов и не-сионистов.

Для того чтобы противиться страху, чтобы дать человеку силы смотреть в будущее, что бы ни несло оно для него, нет ничего важнее чувства ясной и полностью принятой принадлежности к группе, судьба которой имеет положительное значение. Обширный взгляд, который охватывает прошлое и будущее еврейской жизни, который связывает решение проблемы евреев с благом всех людей, – один из возможных источников силы. Сильное чувство бытия частью и звеном группы, переживание – детьми и взрослыми – положительной связи с нею – достаточное условие для устранения психических реакций, коренящихся в себя-ненависти.

Воздвигнуть такое чувство групповой принадлежности на основе ответственности за судьбы наших собратьев-евреев – должно стать одной из исключительных задач еврейского образования. Это не значит, что мы можем создать у наших детей чувство принадлежности, заставляя их ходить в воскресную школу или хедер. Таковая процедура означала бы установление с раннего детства той же самой принудительной принадлежности к группе, какая характерна для психологического положения, ведущего к отрицательному шовинизму, и в долгосрочном плане вела бы к созданию именно такого отношения к еврейству. Слишком много юных евреев были оттолкнуты от иудаизма переизбытком хедера. Нам нужно воспитывать детей в контакте с еврейской жизнью таким образом, чтобы выражения “человек выглядит по-еврейски” или “ведет себя как еврей” обретали положительное, а не отрицательное звучание. Это подразумевает, что еврейские религиозные школы должны быть во всяком случае не хуже педагогического уровня остальных наших школ.

Группа как целое стала бы вероятно гораздо сильней организационно, если бы мы могли избавиться от наших отрицательных шовинистов. Такая чистка невозможна. Однако мы можем приблизиться к такому состоянию, в котором принадлежность к еврейской группе основывается – по крайней мере в наших глазах – на желании индивидуума принимать деятельную ответственность и жертвовать во имя группы. По моему мнению, евреи совершили огромную ошибку, решив что для поддержания большей численности нужно требовать от индивидуумов, являющихся членами группы, как можно меньше. Сильные группы так не строятся, они создаются прямо противоположной политикой. Мы кое-чему можем поучиться в этом отношении, например, у католиков. В действительности требование от индивидуума духа жертвенности с гораздо большей вероятностью способствовало бы снижению себя-ненависти.

И еще одно. Евреи полагают, что предрассудки против них исчезнут, если каждый еврей будет вести себя подобающе – они верят в это, несмотря на то, что эти два факта между собой связаны слабо. Еврейские родители более, чем другие, настаивают на том, чтобы их дети вели себя хорошо при людях. Это подчеркивание – один из истоков той гиперчувствительности к поведению собратьев-евреев, которую мы отмечали выше, и которая является источником бесконечного внутреннего перенапряжения и терзания. Чем более индивидуум будет привыкать смотреть на еврейскую проблему как на социальную, а не личную проблему хорошего поведения, таким образом возлагая двойную тяжесть на свои плечи, тем более нормально и свободно он будет поступать. Такая нормализация уровня внутреннего напряжения является <…> важным условием преодоления еврейской себя-ненависти.



(часть 3)

Tags: self-hatred
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments