Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

FAQ


Беседуем с sorex о применении судов присяжных в России. Он выступает за свертывание этих судов в делах, включающих межнациональную составляющую, поскольку (1) присяжные судят по совести, а не по книге; (2) если чеченцы сочтут себя обиженными, от этого распадется росфедерация.

На что я замечаю очевидное:
1) Существование РФ зависит не от того, как в ней себя чувствуют чеченцы, а от того, как в ней себя чувствуют русские.

2) Прежняя система правосудия показала совершенную неспособность защищать русских. Государство, включая органы юстиции и коронные суды, коррумпировано насквозь. Его деятельность подчинена интересам агрессивных меньшинств; по отношению к русским оно представляет аппарат угнетения и порабощения. Единственный способ переломить это -- "больше демократии". У русских нет национальной элиты; единственный ресурс, который у них пока есть -- численное превосходство. Если его использование заблокировать, русские обречены.

3) Правосудие и госуправление, которые расходятся с совестью большинства народа -- на хрен не нужны.

sorex возражает:
... именно в силу своего численного превосходства русские должны мириться с некоторой компенсаторной ассиметрией. Точно также как мужчины, взрослые, молодые, здоровые люди мирятся с компенсаторной ассиметрией в пользу женщин, детей, стариков, инвалидов. Как сильный мирится с тем, что общество искусственно уравнивает его со слабым. И русские в своём абсолютном большинстве с этим мирятся. За что я им искренне признателен.

Ответ:

Мириться можно (и то далеко не всегда) лишь с такой компенсаторной (т.е., если называть вещи своими именами, дискриминационной) ассиметрией, с которой сами дискриминируемые согласны мириться, по соображениям вытекающим из их собственной этики (как, например, в случае мужчин-женщин).

Так вот, русские не согласны мириться с той дискриминацией еврейскими и кавказскими группировками, которую они испытывают. Если они "мирятся", то поневоле, потому что спутаны и лишены средств к сопротивлению, а никак не по своему желанию. Поэтому искренне признательным Вам быть не за что.

* * *

Далее, даже в случае мужчин-женщин и здоровых-инвалидов, морально-допустимые уступки идут только (1) до некоей границы их объема и (2) при условии правильного восприятия реципиентом, при условии сознания им, что ему делают одолжение за счет уступающего, и выражения ответной признательности уступающему. Если хамоватая бабища-феминистка "я женщина, уступите мне место в очереди и т.д." или инвалид "вы мне все должны, а ну подавайте сюда, как ты посмел меня не уважить, сука, костылем прибью" переходят эту границу, уступки им становятся не только не требуемыми этикой, но и впрямую безнравственными.

* * *

И, наконец, последнее, но никак не самое маловажное: в отличие от случая мужчин-женщин и здоровых-инвалидов, случай "большинства-меньшинства" не создает никаких этических причин для уступок. Максимум -- право на культурную автономию и некоторое финансирование этой автономии большинством по его доброте (и покуда этой добротой не злоупотребляют), но никоим образом -- ни на какие-либо политические или экономические привилегии.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 30 comments