Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Кравецкий рассуждает, что его "культурное отечество -- всё человечество".

(Собрался было написать ему комментарий, но обнаружил, что в прошлый раз душа оного поэта не вынесла моего скромного фейс-value-контроля (то бишь, reality checking) его рассуждений, и он от них огородился.

Чтобы добру не пропадать, оставляю здесь.)





Это бывает.

А я вот про себя заметил, что в Русском музее и Третьяковке я хожу с большим интересом и внутренним эмоциональным движением, а в Лувре и Эрмитаже -- со скукой зелёной.

Попытался понять, почему, и понял, что все эти люди, которые изображены на полотнах висящих в Эрмитаже и Лувре -- они ан масс ко мне не имеют отношения или имеют самое отдалённое.

(Это относится и к библейско-христанским сюжетам, причём даже не по причинам чуждости евреев: как нетрудно заметить, западноевропейская живопись изображает вовсе не носатых евреев одетых в одеяния библейских времён, а западноевропейские антропологические типы в обыкновенно более-менее современных художнику одеяниях, чаще всего в окружении современной ему же архитектуры, в местных [тосканских etc.] ландшафтах и т.п. -- т.е. под видом "библейских сюжетов" представляет этническую живопись изображающую быт современного художнику испанского, итальянского и т.п. конкретного народа и прославляющую этот народ).

Мне они неинтересны потому что чужие мне. Так же, как мне неинтересно смотреть американское кино про негров или white trash. Чужие не только социально, но и экзистенциально.

А вот если попытаться на минуту представить, что старичок нарисованный Рембрандтом -- русский, то всё наполняется совершенно иным светом.
Увы, монитор реальности не позволяет вызывать в себе усилием такую иллюзию больше, чем на минуту.

Словом, полная "Европа и человечество" Н.С. Трубецкого.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments