Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Пимен Карпов, ранние стихи, ч. 1

В альманахе "Весна : Орган независимых писателей и художников"
№3 стр. 4, №5 стр. 9, №6 стр. 7, №7 стр. 8, №9 стр. 7, №10 стр. 8, №12 стр. 4, №17 стр. 9, №21 стр. 9, №22 стр. 10-11


ВСТРЕЧА

1.
Откуда ты и кто — не знаю.
В шелку и газе в рожь пришла,
Как жрица, плачущему гаю
Мечты и грезы принесла
И замерла, как изваянье.
В фиалках шевелилась грудь,
С горы лилось огней мерцанье
И уходил за дали путь.
Но вот ты скрылась под волнами
Хлебов и жертвенник погас.
А предо мной встают тенями
Твои черты, да синий газ.

2.
Вновь и вновь я плыву за мечтою
И не знаю ни слез, ни тоски.
Из долин предразсветной порою
Поплыли голубые дымки,
Подо мной города потонули,
Потерялись за мною пути.
Небеса мне простор развернули
И меня на земле не найти

***

РАДУГА

В туманном серебре снегами тают грозы
Сквозь блеск прозрачности синеют небеса.
Сверкают белыми алмазами березы
И трепетно дрожит в пыли цветов роса.
С высот мечты Костер глядит и облаками
Играет, и растут зеленые миры.
Из голубых теней сотканная лучами,
Всплывает радуга таинственной игры.
Цветет полукольцо, оранжево и ало,
Воздушным сонмом звезд и искр озарено.
То изумрудами, то светамн Коралла
Оно пронизывает илистое дно.
Горят мечты во мне и расцветают чары,
И крылья белые меня уносят в высь,
Откуда царственны кометы, их пожары.
И где гирлянды звезд в моря цветов слились.

* * *

ИСТОЧНИК

В глубину голубого рассвета
Пала синяго ветра волна.
Влагой рос и туманами света
Напоила траву тишина.
Над фиалками курится ладан,
Ароматами дышут цветы —
Красоты их тайник не разгадан:
Лепестки раскрывают кресты.
Подошла к белым лилиям фея,
Чаши маков в ромашки вплела,
Проглотила пылинки и, млея,
Их росою из чаш запила.
С тишиной и отравою взгляда
Потонула в листве фея вновь.
А над чащею встала лампада
И в росинки закапала кровь.

* * *

ОДАЛИСКА

За ширмами, в маске, под тайною дома
Ты, молча, напиток безумия пьешь.
Зрачки твои нежит и тушит истома:
Таится в бездонном их трепете ложь.
Царица отравы — ты медленно цедишь
Из кубка страстей неизведанность мук,
В минуты щемящих обятий ты бредишь
Немой неизбежностью томных разлук.
Плени, одалиска! Растрачивай ласки,
Себя изступленным страданьем напой,
Безстрастьем своей заколдованной маски
Безумцев чаруй и любуйся собой!
Раздвинутся ширмы, осветится полог,
Тобой овладевший вопьется в твой взор
И будет миг страсти томительно долог,
Но страсть зта будет — мученье, костер!
Ты скажешь: «цветов мне!» и мир твой утонет
В сплетениях роз, голубых лепестков.
Ты вымолвишь: «Песен»! И в сердце заронит
Тебе хор видений созвучья без слов.
Опять погрузишься ты в волны разврата
И сладким дурманом безумье запьешь.
Ты в нем не узнаешь ни друга, ни брата:
Ты им свои жертвы отравишь, убьешь.

ПОЛУНОЧНИК
Весна №9 стр. 7 -- повреждённый экземпляр


ВОЗРОЖДЕНИЕ

Пылай, гори, Звезда моя.
Зажги во мне священный трепет:
Сольются в звуки бытия
Раскаты гроз и травки лепет.
Возстань и в высь лети, мой Дух,
Перед тобой исчезли грани:
Цветов намеки ловит слух,
Вбирает мир душа алканий.
Мечта далекая, цвети
Воздушнокрылыми цветами:
Тебе открыты все пути
Над перелетными звездами!

* * *

ЗАКЛЯТЫЙ ДОМ

1.
Под изумрудною звездою
Цветы снежинок расцвели
Снега туманною чертою
Пути лесные занесли.
Узором иней многоразным
Томит Цевницы синий взгляд.
Огнем жемчужным и алмазным
Горит, горит ея наряд.
Она сияет в искрах снега
И в желтизне своих волос
Ее чарует греза — нега
И тешит бисерный мороз.
Вот я, усталый, припадаю
К хмельным волшебницы устам,
Их поцелуем зажигаю
И страсть шепчу ночным мечтам.

2.
Серебрятся в буре ивы,
В темноте огни горят,
Льются ветра переливы
И вершины лип шумят.
Над трубою плачет вьюга,
Бьется пеной у ворот
В вихре бешенаго круга
Пляшет, вьется хоровод.
Замела и закрутила
Буря дьявольский порог,
По деревне пыль пустила,
Покатилась вдоль дорог.
Вышли в поле и гадают
На метели ведуны.
В бурю девушки играют, —
Смехом трепетным пьяны.

3.
Скрипнул снег,
Промчались сани,
Колокольчик прозвенел,
В белокрылом урагане
Леший жалобно запел.
С неба падают буруны
И ложатся белым сном
Вы, серебряныя струны,
Влейтесь в душу мне огнем!..
Вихрем леший в дом забился
В дверь ворвался хоровод
И алмазами разлился
На оконцах синий лед.
Заметалась Ведьма злая
И с гармоникой слилась.
Изступленная, лихая
Песня, удаль раздалась.

4.
Трель гармоники грустна:
О любви поет моей.
Ведьма стала — и одна
У дверей.
Надломилась, изошла,
Волоса упали с плеч.
Но улыбка так светла —
Ищет встреч.
Рот раскрыт, глаза хмельны,
Щеки вспыхнули, горят.
А зрачки — как колдуны
И как яд.
Брызнул бубен и огнем
Балалайка обожгла.
Ведьма дрогнула, кругом,
В пляс пошла.

5.
Перед нею — разступись!
Снежным вихрем обнесет.
Ой, гармоники держись —
Обожжет!
Завертела, увела
Юных девушек — сестер
И глазами повела
Мне в укор.
Загудел заклятый дом,
Флейты, скрипки залились,
В танец девушки столбом
Понеслись.
Подхватила, обвила,
Погубила и меня...
Из волос своих зажгла
Сноп огня.

6.
Застлала мне Ведьма взор
И в одно со мной слилась.
В дверь умчалась, к копьям гор
Поднялась.
Под чертогом голубым
Из меня исторгла кровь,
Отдала огням живым
Вновь и вповь.
Нам свою раздвинул пасть
Изумрудный звездожар.
Опрокинула нас страсть
В бездну чар.
Ведьма мглой меня взмела
И в дорогу ветровой
Разметала, размела
За собой.

7.

Пред зарей сломилась буря,
Улыбнулось дно небес,
Серебристый взор нахмуря,
Неподвижно смотрит лес.
В поднебесья я метался,
Духов бездн взывал во мгле,
Но упал, и вот остался
На заостренной скале.
Подо мной сверкают глыбы
Голубых снегов и льда.
Из-за тучки, тучки — рыбы
На меня глядит звезда.
Там, внизу, огни мерцают
В свете бледноголубом.
На окне цветы играют
Но молчит заклятый дом

8.
Вот она, моя малютка!
Истомилась, унялась.
Глубоко взыхает грудка,
На щеке слеза зажглась.
Кровь — огонь похолодела,
Взор дымящийся погас.
Отнялось немое тело
И видны круги у глаз.
Страсть зажечь она бессильна,
Бурю вызвать ей невмочь.
Ароматный и кадильный
Взгляд ея ласкает ночь.
Ты под кровом ночи, жрица,
Отдыхаешь мотыльком —
Пощади меня, царица:
Разнеси заклятый дом!

9.
Но поднялась крылом Блудница
И в белый канула простор.
Ей осветила путь зарница,
Зажгла ея туманный взор.
Прошла Ведунья ураганом
И яд истомы пролила,
Своим отравленным туманом
Леса, долины обняла.
Под смех ея и страсти пляску
Гудит и бьется бурелом
Вдали, приняв чертога маску,
Опять горит заклятый дом.
Плывет Блудница белой пеной,
А с нею молодость моя —
И душу трепетной изменой
Она мне жалит, как Змея.

* * *

К РОДИНЕ

Томясь под пологом тумана,
Усталость празднуя мою,
И дни и ночи, Русь-Светлана,
Я над тобою слезы лью.
Твои рассветы недоступны,
Недосягаем день твой мне.
Непостижимы, неотступны,
Сны шепчут в лунной тишине.
Исчезнет грань тщеты ненужной
И уплыву в простор я твой...
В вершинах стаею жемчужной
Колдуют звезды надо мной.
Отчизна! Где твои заклятья?
Где откровения небес?
Меня замкнул в свои обятья,
Обвил ветвями темный лес...
Толпа берез меня встречает,
Листвой таинственно звеня.
Жду: Русь-Светлана закачает
И убаюкает меня.

* * *

Нигде душе моей мятежной
Покою нет.
Над садом роз разлился нежный
Зарницы свет.
В лугах росистаго заката
Тепло и тишь;
Волнуют струи аромата
Седой камыш.
Взошла, подобная лампаде,
Звезда моя;
Вечерней сладостной отраде
Причастен я.
Нигде душе моей мятежной
Покою нет,
Ее пленил навеки нежный
Зарницы свет.

* * *

1.

Упало сердце. О звени
У перепутья, рожь плакучая!
Цветите, синие огни,
Рыдай, рыдай, струна певучая!
Я — из туманов и зарниц,
Зарниц увенчанных коронами.
Но ветер развенчал цариц,
Сорвал светила перед тронами.
Плыви ж, мечта, за цепи звезд,
Тебе дорога не заказана!
Взойди и глянь на млечный мост:
Кем красота его разсказана?!
Но недоступен хор планет
И я любуюсь миром огненным.
Смотрю, как выплывет разсвет
Навстречу тучам, бурей прогнанным.

2. ПАСТУШКА.

Ночь зажгла, как царица, престолы
В алтарях голубой красоты,
Засветила цветущие долы
И из звезд нанизала кресты.
Вдаль, путем, освещенным туманом,
В первоцветах пастушка ушла;
Отдаваясь весенним обманам,
Ароматныя росы пила.
Показались огни, бледносини,
А за ними блеснула мечта.
В покрывалах царицы-богини
Расцвела, как огонь, нагота.
Мгла. Пастушка, укутав в полотна
Свое тело — вся страсть и любовь. —
Промелькнула в засеке дремотной...
Пролилась неповинная кровь.
Встало Марево зыбей дрожащих,
Где пастушка упала с горы.
В подтуманных, синеющих чащах
Потонули зарницы-костры.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments