Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:
У vyastikа в дневнике промелькнуло стихотворение Арсения Несмелова:
В ломбарде старого ростовщика,
Нажившего почет и миллионы,
Оповестили стуком молотка
Момент открытия аукциона.

Чего здесь нет! Чего рука нужды
Не собрала на этих полках пыльных,
От генеральской Анненской звезды
До риз с икон и крестиков крестильных.

Былая жизнь, увы, осуждена
В осколках быта, потерявших имя...
Поблескивают тускло ордена,
И в запыленной связке их — Владимир.

Дворянства знак. Рукой ростовщика
Он брошен на лоток аукциона.
Кусок металла в два золотника,
Тень прошлого и — тема фельетона.

Потрескалась багряная эмаль —
След времени, его непостоянство.
Твоих отличий никому не жаль,
Бездарное последнее дворянство.

Но как среди купеческих судов
Надменен тонкий очерк миноносца, —
Среди тупых чиновничьих крестов
Белеет грозный крест Победоносца.

Святой Георгий — белая эмаль,
Простой рисунок... Вспоминаешь кручи
Фортов, бросавших огненную сталь,
Бетон, звеневший в вихре пуль певучих,

И юношу, поднявшего клинок
Над пропастью бетонного колодца.
И белый окровавленный платок
На сабле коменданта — враг сдается!

Георгий — он в руках ростовщика!
Но не залить зарю лавиной мрака.
Не осквернит негодная рука
Его неоскверняемого знака.

Пусть пошлости неодолимой клев
Швыряет нас в трясучий жизни кузов, —
Твой знак носил прекрасный Гумилев
И первым кавалером был Кутузов!

Ты гордость юных — доблесть и мятеж,
Ты гимн победы под удары пушек.
Среди тупых чиновничьих утех
Ты — браунинг, забытый меж игрушек.

Не алчность, робость чувствую в глазах
Тех, кто к тебе протягивает руки,
И ухожу... И сердце всё в слезах
От злобы, одиночества и муки.

Несмелов -- один из крупнейших русских поэтов XX века, своего рода "русский Киплинг", но гораздо глубже Киплинга и сильнее его поэтически.

В СССР имя Несмелова прозвучало впервые в перестройку, но и тогда -- глухо. И дело не только в том, что Несмелов (Арсений Иванович Митропольский), офицер царской армии и затем офицер в армии адмирала Колчака, был в 30-х гг. активным деятелем Всероссийской фашисткой партии (ВФП) Родзаевского [*] (как несомненно стал бы английским фашистом и Киплинг, доживи он до этой эпохи), а в 1945 году был арестован в Харбине и погиб в застенках НКВД.
[*] "Будучи разведческим руководителем, я в конце 1930-х г.г. объездил пол Югославии, но нигде не встречал ни одного живого русского фашиста. Про НОРФ Вонсяцкого люди отзывались с насмешкой, а про ВФП Родзаевского говорили, что он никакой не фашист, а только вынужден, учитывая японскую оккупацию Маньчжурии, так называться." (Р. Полчанинов, "Наша Страна", №2707/2708)

Но в том, что русский и имперско-российский пафос поэзии Несмелова, его голос, исполненный русским человеческим трагизмом, трагизмом о гибели Отечества, -- были антитетичны антиреставраторским интенциям тогдашних политических коноводов, антитетичны отвержению исторической России.

И вот, благодаря сети и свободе, ныне мы имеем не только множество очерков о Несмелове, но и сборники его великолепных и величественных стихов:
Была похожа на тяжелый гроб
Большая лодка, и китаец греб,
И весла мерно погружались в воду...
И ночь висела, и была она,
Беззвездная, безвыходно черна
И обещала дождь и непогоду.

Слепой фонарь качался на корме -
Живая точка в безысходной тьме,
Дрожащий свет, беспомощный и нищий.
Крутились волны и неслась река,
И слышал я, как мчались облака,
Как медленно поскрипывало днище.

И показалось мне, что не меня
В мерцании бессильного огня
На берег, на неведомую сушу -
Влечет гребец безмолвный, что уже
По этой шаткой водяной меже
Не человека он несет, а душу.

И, позабыв о злобе и борьбе,
Я нежно помнил только о тебе,
Оставленной, живущей в мире светлом.
И глаз касалась узкая ладонь,
И вспыхивал и вздрагивал огонь,
И пену с волн на борт бросало ветром...

Клинком звенящим сердце обнажив,
Я, вздрагивая, понял, что я жив,
И мига в жизни не было чудесней.
Фонарь кидал, шатаясь, в волны - медь…
Я взял весло, мне захотелось петь,
И я запел... И ветер вторил песне.

И за ними, дай Бог, возвратим себе силой -- силой меча и силой слова -- отнятую у поколения наших дедов Родину.

Возвратим как вступающие в свое право законные наследники.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 10 comments