Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

К РАССУЖДЕНИЯМ О ПРИЧИНАХ БЕЗВРЕМЕННОЙ КОНЧИНЫ РУССКОГО РОКА.

(https://www.facebook.com/sergey.oboguev/posts/2215154945244531)

Выскажу суждение не претендующее охватить эти причины в их полноте -- они, разумеется, многофакторны -- а представляющее лишь один вероятный "кирпичик" -- но, быть может, центральный.

Не для всех видов искусства и не всегда, но для некоторых и иногда важной является АТМОФЕРА УПОВАНИЙ. Причём упований не на конкретные достижения, а на некоторый мечтательный -- и неясный в своей мечтательности -- образ будущего. Образ, далеко превосходящий то, что может осуществиться в действительности, но именно этим своим смутным обещанием ОГРОМНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ и притягательный.

* * *

Возьмём для иллюстрации пример вроде бы намеренно далёкий от искусств -- пресловутую "американскую мечту" о лучшем обществе, как она существовала в 1920-60-е годы.

Эта мечта осуществилась.

Лучшая жизнь для малоимущих? -- распишитесь за фудстемпы.

Социальное равенство? -- вот вам даже дискриминация белых.

Imagine there's no countries? -- получите массовую иммиграцию и районы заселённые мусульманами, мексиканцами или индусами (смотря по локации).

Imagine all the people sharing all the world? -- вот вам black lives matter.

Nothing to kill or die for and no religion too? -- ницшеанская мечта Фукуямы о "последнем человеке" состоялась не для всех, но для американских ширнармасс состоялась в значительной степени.

Imagine no hell below us? -- какой hell был, весь выгребли. Уж что-что, а hell американскому ширнармасцу явно не грозит.

Imagine all the people living for today? -- так примерно и живут, от зарплаты до зарплаты, но в базовых гедонических потребностях себе не отказывая. Два нижних этажа пирамиды Маслова выполнены для почти всех, уж а для страдавших меньшинств выполнен если не третий, так четвёртый уровень.

Таким образом, американская мечта, как она мечталась мечтателям 1920-1960-х гг. от социалистических евреев-иммигрантов и labor до хиппи, новой левой и движения за гражданские права, и также менее мечтательным слоям, осуществилась. В некоторых отношениях даже с перевыполнением. Но осуществившись, она ПЕРЕСТАЛА БЫТЬ МЕЧТОЙ. Больше американцу мечтать не о чём.

Впридачу:
- Все достигнутые успехи стали вообще commodity. Обладание ими не возносит статусно.
- Бороться за их сохранение и за недостижение таких же успехов другими можно (это и происходит), но не тянет на мечту.

Итого, наступила ясность, что достигнута конечная точка.
Экспоненциальное развитие перешло в замедляющееся логарифмическое, на плато.
ВВП на душу населения может повышаться или уменьшаться на 2% в год, но НИЧЕГО ДРУГОГО УЖЕ НЕ БУДЕТ.

Мечты, о которой и "от которой" можно петь -- больше нет.

Вот и смолкли американские (и по тем же причинам, вообще западные) соловьи.

(Вопрос угасания творчества в западной поп/рок/etc-музыке на рубеже 1990-х обсуждался в другой ветке.)

* * *

Ближе к родным осинам.

То ли Адамович, то ли Ходасевич, то ли ещё кто-то заметил, что экзальтированные упования русской литературы конца 19 и начала 20 вв. представляли на деле ожидания революции. Только вот от революции ожидалось метафизическое преображение мира и человека, "как по золоту пишут иконы, будут лики людей светлы", а вышла всего-навсего ВФДР+ВОСР. Дело даже не в том, что наступило время серых тараканов, и не в "плевки матросские размазаны" (хотя и в этом тоже), а в том, что грезившиеся ОГРОМНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ отменились, перестали существовать. Но они перестали бы существовать, пусть и не а такой степени тотальности исчезновения, если бы большевиков при попытке нападения на УС расстреляли, и в России продолжилась парламентская демократия.

Блок не только перестал, но видим и всё равно перестал бы слышать музыку, потому что это была музыка сверхвозможных упований отменённых наступившей повседневностью.

* * *

Моё отчётливое воспоминание о собственных ощущениях от "конца СССР" именно то же: перестала звучать музыка мироздания. А перестала она звучать потому, что струна -- тетива -- издававшая эту музыку перестала натягиваться и провисла. До 1991 существовал широкий корридор гадаемых ОГРОМНЫХ ВОЗМОЖНОСТЕЙ и связанных с ними грёз. После 1991 наступила обыденность. Причём дело даже не в том (или, вернее, не только в том), что обыденность мерзкая -- серое время серых тараканов -- но в том, что сами ОГРОМНЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ, пусть хотя бы в качестве грёз (для искусства, общественного тонуса и т.д. важны именно грёзы), перестали существовать

Моя гипотеза основной причины смерти русского рока, таким образом, состоит в том, что в 1991 умерла музыка.
Смутная, чудная музыка, слышная только ему.
И кое-кому ещё.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 18 comments