Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

LET'S SPEAK ABOUT TRANSFORMERS TODAY...


Навеяло на память... История, которую мне некогда рассказывал Юра Павлов, с которым мы вместе работали в ИФВЭ. Юра тоже был из МФТИ-шной протвинской группы, но года на 4 старше нас. История однако была не с ним, а с его одногруппником, Жорой Джикия (он работал в теоротделе), и произошла в 1980 году во время Олимпиады – той самой, которую построили вместо Коммунизма.

На время олимпиады Москву, как известно, оцепляли и усиленно патрулировали.

Жора же, приняв лишнего и гуляя по центру Москвы, был остановлен в нетрезвом виде милицейским патрулём и, не желая иметь неприятностей, не нашёл ничего лучшего, как прикинуться иностранным студентом (то ли английским, то ли американским, сейчас уже не помню) приехавшим на олимпиаду, не понимающим по-русски, и разговаривающим только по-английски. Патруль он в этом своём иностранно-студентном качестве вполне убедил, но в том-то и оказалась засада.

То ли заботясь о виде московских улиц, то ли проявляя традиционное русское гостеприимство, а может то и другое вместе, патруль решил не оставлять нетрезвого иностранного студента на улице, а вежливо довёл Жору до участка, с тем, чтобы тамошний капитан, чуть-чуть кумекающий по-иностранному, поговорил с ним и помог ему добраться домой. Капитан тоже встретил Жору радушно, выяснил (диалог шёл по-английски) страну его "гражданства", и сказал, что не нужно волноваться, никаких проблем, сейчас позвоним в посольство и поможем вам добраться до дому, и начал набирать номер.

Когда капитан набрал номер чуть больше, чем до середины, Жора на чистом русском языке промолвил: – Может не надо, в посольство-то?

Сказать, что перемена в капитане была разительной, значит не сказать ничего. Первоначально капитан застыл как поражённый молнией, а затем произошла аффективная сцена разрядки молнии, описание которой я опускаю, т.к. воображение читателя без труда дорисует её самостоятельно. В конце сцены Жору запихнули в обезьянник, а ещё спустя некоторое время капитан ушел по делам или вызову. Его место заступил прибывший милиционер званием пониже, которому о сути дела Жоры не было сообщено, и инструкций относительно Жоры выдано не было. Скоро ли сказка сказывается, но у этого прибывшего милиционера Жора через час-два сумел высвободиться, и его отпустили. Однако рок тяготел над Жорой в этот день: не успел он отойти нескольких шагов от двери участка, как из-за угла появился капитан и, увидев уходящего из участка Жору, испытал второе за этот день поражение молнией.

Когда Жору втащили обратно в обезьянник, капитан заорал на рядового милиционера:
– Ты его обыскал?
– Нет.
– Так чего стоишь, обыщи!

Тут нужно сказать, что в ИФВЭ если и не лежал на каждом столе, то у каждого сотрудника и студента в личном владении имелся карманный справочник по элементарным частицам иностранного издания (запамятовал сейчас, какого). Particle properties или примерно так называвшийся (думаю, их из ЦЕРН-а регулярно привозили ящиками, обновлённую текущую редакцию). Размером он был примерно с сотовый телефон среднего размера, а толщиной сантиметра два. Внутри он был заполнен таблицами, часть колонок в которых образовывали цифры, а другую часть – обозначения частиц и реакций, при этом частицы обозначались, естественно, не латынью, а невиданными для среднего советского человека греческими буками со значками "плюс" и "минус" сверху и снизу и мелкими цифрами , и соединяющими их линиями.

Рядовой-милиционер, обыскав Жору, подаёт этот буклет капитану, и говорит:
– Вот что нашли...

Капитан смотрит в буклет и остолбеневает: однозначно, шифроблокнот.
Поймали шпиона.

Капитан в волнении звонит в КГБ, Жору грузят в воронок и везут на Лубянку.

Вовнутрь, в прихожую, они вошли вдвоём: капитан и конвоируемый им Жора. Причём было видно, что капитан робеет. Во-первых, Лубянка, во-вторых, он только капитан, а там на вахте сидит майор.

Майор позвонил по внутреннему телефону, и через несколько минут сверху по центральной лестнице сбежал подтянутый и молодой, лет 25 или чуть больше, сотрудник в костюме. Взял у капитана буклет, полистал его, сказал капитану: "всё в порядке, отпустите его", на капитана больше не взглянул, а Жоре потряс руку, поулыбался ему, пожелал всего лучшего, и взбежал обратно наверх по лестнице.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments