Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

из подзамка


Для «нашей святой молодежи», в упор не понимающей, а че такова. На фото скромный коттедж ак. Легасова на ул. Пехотной (Щукино). Это так, для понимания пропасти между реалом и самым чемпионским сериалом.



Но и это, впрочем, крохоборство; каталоги неправдоподобий и несоответствий, которые старательно составляют СМИ, смехотворны по сравнению с главной ложью, она же центральный конфликт – о споре академика-правдоискателя с подлой и трусливой властью. Не было конфликта Системы и системного академика. Как не было нужды открывать какую-то страшную правду про дефективные реакторы РБМК, - ее произнесли на заседании Политбюро уже 3 июля 1986, кремлевские старцы клокотали, Горбачев орал – как, 104 аварии? – но после споров решили придержать, мб и справедливо, пч остановка 20 с лишним реакторов в Союзе и странах СЭВ стала бы мировым коллапсом, а строительство колпаков быстро не вытянули бы; ограничились внутренними инструкциями; впрочем, уже через месяц в Вене Легасов заявил, среди прочего, и о недостаточной защищенности реактора, о необходимости разработать новые системы защиты - "готовил почву". Прозвучало глухо, но все имели уши. Через год на суде уже эксперты позволяли себе настаивать, пусть и без особого успеха, на том, что первопричиной были дефекты конструкции, - и ни один товарищ маузер не вздрогнул в ответ. «Секретные записи» Л. были напечатаны в газете, на минуту, «Правда» меньше чем через месяц после его смерти - уже шла лавина по имени glasnost.

Главным героем чернобыльского расследования был цайтгайст – но в фильме им и не пахнет, дезактивирован за драматургической ненадобностью. И надо понимать, что «ложию ложь поправ» - это ни фига не воскресение.




– Предупреждения о выбеге реактивности были разосланы по станциям в 1983.

– В сочетании с наглой заявой "мы откроем вам глаза" - все совсем комично.

– И вот эти квазиисторичестие справки в конце, где факты перемешаны с удобными домыслами. Каждый раз в такой ситуации немного не верю своим глазам: а что, так можно вообще?

– Да, меня тоже поразило это хамство. Не говоря уж про хамство оставить фамилии as is. С американцами бы такое сделали - пошли бы по миру. А русские и украинцы типа бесправные, разве ж пойдут по судам?

– Был бы интересный кейс, если бы люди выкатили несколько исков




Типичный диалог:

– это не документальное кино. и как любое худ-ое имеет право на

– разговор не о праве, а о том, что у зрителей формируется злонамеренно искаженное представление.

– для меня ценность этого материала не в документальной точности, а сама попытка разговора на больную тему.

– сама попытка разговора - это, конечно, душеполезно (хотя считать ее уникальной по меньшей мере странно). Но вряд ли вы или ваши родные будете рады "попытке разговора" про Екатерину Гесь, в которой вам припишут деяния, которых вы и близко не совершали, взгляды, которые вы никогда не исповедовали, мотивы, которых у вас и близко не было.

– вы ищете «художественную правду» в «историческом вымысле»

– тут речь идёт не о «художественной правде», а скорее о художественной лжи ... я ничего не ищу. Вы, имярек, согласны стать героиней фильма о том, как вас (не условную героиню, а вас) полным составом насиловал отдел полиции и потом ваш пришлось, например, обращаться к хирургу и лечиться от разных веселых болезней? Ваше имя, ваша биография, ваши муж и ребенок, ну а сюжет, события - художественное допущение. Ведь попытка разговора о насилии - очень важна для общества, не правда ли? [...] А давайте, дорогая Таня, фильм сделаем, где вы стучите на коллег в КГБ? и поговорим про природу художественного.

– Академик давно покойник, ему все равно. Но вот это наивно-детское "ой, а давайте притворимся, что мы не понимаем, в какую сторону и с каким месседжем подобраны эти уклонения и прочие худ.детали. А давайте мы этого и вправду не поймем! Вот ведь и Дюма в Трех Мушкетерах историческую правду не соблюдал, и что..." - оно особенно умиляет.
Subscribe
Comments for this post were disabled by the author