Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

Александр Верещагин в ФБ


Интересно, что привилегии и поблажки грузинам – одна из черт, сближающих СССР и Р.И. Это тот нечастый случай, когда действительно имеется «преемственность». Известный датско-русский землеустроитель Карл Андреас (Андрей Андреевич) Кофод писал об этом так:

«Преимущество приобретения Грузии не перевешивает сколько-нибудь тех потерь, которые вызывались необходимостью обороны вновь приобретенной части империи. Границы империи, конечно, раздвигались после каждой новой войны, но эти вновь приобретенные пространства приносили только потери. Никто не мог предвидеть в то время, какое значение получат в будущем нефть Баку, марганец Чиатури и море у Батума.

Так как грузины добровольно отдали себя под покровительство русского императора, они считались любимчиками, и их внутренние отношения желательно было привести в соответствие с русскими. Шагом в этом направлении можно считать тот факт, что очень уважаемый в Грузии наместник Воронцов в 40-х годах прошлого века предложил – с мотивировкой, что «этот глупый народ домогается только оказания почестей», - уравнять грузинскую знать с русской. Таким образом многочисленный высший класс Грузии, называвшийся тавадами, сделался князьями. Может быть, это было умно – таким способом обеспечить себе преданность дворянства, но в культурном отношении эти новоиспеченные дворяне и князья, за небольшим исключением, не были равны русскому дворянству, уже в то время высококультурному» (Кофод, «Пятьдесят лет в России», стр. 96).

По идее, настоящими князьями в Грузии были только т.н. мтавари и эристави, и только их в процессе «нострификации» следовало бы приравнивать к российским князьям (которые, между прочим, на все европейские языки переводились не иначе как princes). Но, простирая к грузинам беспредельную милость свою, русское самодержавие сделало «принцами» и бесчисленных тавадов, то есть пошло на неслыханную девальвацию княжеского титула. Результат был впечатляющим: если верить энциклопедии «Отечественная история» (том 2, стр. 603, статья «Князь»), то «к концу 19 века 56% всех княжеских фамилий составляли грузинские княжеские роды». Вот такой итог! Сказать, что это охренительно много – это ничего не сказать. И всё ради одной маленькой провинции.

Похоже, Воронцову его «грузинофилию» в Осетии до сих пор простить не могут, и персональная к нему ненависть там свежа. Марк Блиев (считающийся, судя по всему, «главным осетинским историком»), пишет о нем так:

«Воронцов, обладавший особыми полномочиями, данными ему императором… ожидал, что грузинская экспедиция при ее успехе произведет наибольший политический эффект. Это вытекало из общей стратегии, основанной на идее о тесном политическом альянсе между российскими властями и грузинской знатью, высказываемой наместником и ранее. Еще летом в 1846 году Воронцов призывал Николая I окончательно определиться с выяснением списков княжеских и дворянских родов, считая, что «это дело по важности своей и последствиям сильно будет содействовать слиянию Закавказья с Россией». Об этом же значении грузинской знати – в общем-то, ошибочно – наместник напоминал и позже, после того, как две комиссии за четыре дня возвели в Грузии сонм тавадов в статус князей и дворян, значительно увеличив их количество. О своем «сильном» стремлении возвысить представителей грузинской знати с целью «слияния Закавказья и России» Воронцов писал и в своих отчетах, составлявшихся им через каждые два года. Грузинская карательная экспедиция в Южную Осетию с последующим разделом ее на феодальные владения хорошо вписывалась в общую стратегию политики Воронцова в Закавказье.» И т.д. и т.п.; дальше следует много сильных выражений по его адресу.

Или, из того же автора: «Российская администрация, заигрывая с тавадами, создавала в центре Кавказа феномен исторической избранности, которому дозволялось все … Около 50 лет российское правительство не только не меняло в Грузии своей политики, но, напротив, наращивало темпы создания такой уникальной политической системы на Кавказе, при которой только один народ мог рассчитывать на особые привилегии. Присоединившись к России, только Грузия получила самостоятельность в управлении и фактически имела «свое» правительство. Только Грузия имела свои национальные вооруженные силы под названием «милиция». «Милиции» были и в других районах Кавказа, но нигде они в своей деятельности не имели самостоятельности. Только грузинская знать получила столь большое количество воинских званий, княжеских титулов и возводилась в ранг дворянства. Необычайная щедрость российских властей, проявлявшаяся в отношении грузинской знати, создавала день за днем, в течение 50 лет …клона, сохранявшего персидский тип господства и подчинения».

Между прочим, политика Воронцова - ублажать грузин - довольно ярко проявилась и в юридических битвах за всем известный Боржом, которые вел выводок князей Аваловых (Авалишвили). Надо как-нибудь изложить этот кейс, тем более что мне недавно довелось посмотреть само судебное дело, а держал его в руках, кажется, пока только я.




-- Да, это всё верно, и при этом усугубилось многократно при СССР. Знаю по рассказам русских как из Грузии (первый раз в зрелом возрасте путешествовал там ещё в 1988 году), так и из Абхазии (впрочем, абхазы, конечно, к этому присовокупляют с большой готовностью очень многое): надменность и открытое неравенство в отношении меньшинств было всегда. Абхазы в частности очень жалуются на то, как изменилось отношение к ним мегрелов, когда те из гостей стали большинством в Абхазии. Этот род надменности -- совсем не то, что, скажем, имело место в Алма-Ате: там казахам нужно было только получить чин с погонами, вот быть милиционерами они очень любили, но русских и других вовсе не считали низшими по отношению к себе. Поэтому нынешняя реакция, когда в своём же нарушении протокола обвиняют гостей, выгоняют их чуть не пинками из Грузии, а вместо извинений продолжают сыпать оскорблениями, корнями именно оттуда. Нужно признать что это выращенный русскими в течение нескольких веков тип отношения. На всякий случай: данный вывод не есть возложение вины на грузинский народ в целом, это просто установка сознания, сложившаяся исторически. Всё это излечимо, если Россия будет действовать решительнее.

-- Объективно именно грузины едва ли не более всех проиграли от независимости – были первыми, а стали среди последних – но это уже их ума дело. А сам по себе тот факт, что в советской Грузии жилось не по-советски хорошо, сомнению не подлежит. Это даже у Восленского отмечено, притом без всякого осуждения, скорее даже с одобрением:

«В 70-х годах после долгих колебаний Политбюро ЦК КПСС решилось, наконец, раскрыть грузинскую панаму, сущность которой была в общем уже давно всем ясна. Началась она еще несколько десятилетий назад, при Сталине. Видимо, он считал полезным иметь в своем государстве преданную ему провинцию, куда, кстати, обычно ездил на отдых, а Берия набрал оттуда немало сотрудников в органы госбезопасности.

Всякий, кто бывал в Грузии, видел эти непривычно большие приусадебные участки грузинских колхозников, толпу расфранченных фланирующих грузин на улицах Тбилиси, удивлялся непомерным для советского гражданина суммам денег, которые люди довольно легко там тратили. Все знали, что там можно купить и место в вузе, и должность, и диплом об окончании вуза, и даже грамоту о присвоении звания Героя Советского Союза. Продолжалось это и после Сталина, культ которого там был официально сохранен. Немало грузин рассматривали свою республику как некую особую территорию, и нередко приезжий, недоумевавший по поводу непривычных порядков, слышал: «Не нравится Грузия? Поезжай в Советский Союз!».

https://www.facebook.com/alex.vergin/posts/10217505020329440
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 3 comments