Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

(из комментария) О роли иностранных и инородческих военных частей в захвате власти большевиками


В начале 1918 года вся Красная Армия насчитывала около 200 тыс. человек, из них – около 85 тыс. венгров (В.В. Аристов, "Русский мир Будапешта и Венгрии (очерки и статьи по истории и современности)", Будапешт 2003, стр. 80-85.

Аристов комментирует: "В критический период 1918 года Ленин и его соратники сделали ставку именно на интернационалистов, а не на русских рабочих и крестьян... Революционная активность мадьяр в России не ограничилась её столицами. Они помогали большевикам захватывать власть по всей огромной стране... Венгерские военнопленные участвовали в вооружённых восстаниях большевиков примерно в 40 российских городах. Причём зачастую именно венгры были той основной силой, которая позволяла коммунистам и их сторонникам добиваться успеха. Особенно это проявилось на Волге, в Сибири и на Дальнем Востоке").

А ведь кроме венгров, составивших в период формирования начального ядра Красной Армии более 40% его численности, были в ней также латыши, немцы, австрийцы, китайцы, поляки.

"Всего за годы Гражданской войны создано свыше 370 интернациональных отрядов, отрядов, рот, батальонов, легионов, полков, бригад и дивизий. В них, а также в др. частях и подразделениях Кр. Армии в разное время служили примерно 250-300 тыс. зарубежных интернационалистов". (С.С. Хромов, Н.Н. Азовцев и др., "Гражданская война и военная интервенция в СССР : Энциклопедия", Советская Энциклопедия, 1983, стр. 235).

Пребывавшие в России в 1917-18 гг. американские наблюдатели позднее свидетельствовали на слушаниях комиссии Сената США о значительной или ключевой доли иностранных военнослужащих в Красной Армии в этот период («Bolshevik propaganda. Hearings before a subcommittee of the committee on the judiciary. United States Senate. Sixty-fifth congress. Third session and thereafter pursuant to S. Res. 439 and 469. February 11, 1919 to March 10, 1919», United States. Congress. Senate. Judiciary Committee. Washington, Government Printing Office, 1919; U.S. Supt. of Docs. No. Y 4.J 89/2:B 63/40, стр. 65, 128-130, 307-308, 334, 341-342, 433, 458, 955, 975-976).

Так, один из дававших показания свидетелей, сотрудник министерства торговли США, описывал свои наблюдения и впечатления в таких словах: «При образовании этой Красной Армии они [...] прекратили выдачу продовольствия – сделали все, чтобы погнать мужчин, в возрасте до 50 и 55 лет, к оружию. Они отправились в Курляндию, к латышам, и пообещали молодежи большие зарплаты и продовольственное изобилие, и именно благодаря латышам – русских большевики сначала набрать не могли – и благодаря китайцам [работавшим] в России и благодаря немецким военнопленным они смогли сформировать ядро Красной Армии. [...] Иностранные солдаты составили ядро Красной Армии в начальный период революции. Я хочу, чтобы вы поняли: ни интервенция союзников, ни оккупация Архангельска и Одессы, ни опасения такой оккупации – не были причиной образования красной армии. Красную Армию начали образовывать для подавления протестов внутри страны, названных большевиками контрреволюцией». (стр. 308-309)

Первоочередное предназначение и роль создаваемой красной гвардии в качестве инструмента узурпации власти и внутренних репрессий, а не внешней защиты страны, была отмечена также русскими современниками и участниками общественной жизни: так. Ф. Дан в феврале 1918 года выступил со статьей "Позорная капитуляция", в которой писал по поводу успехов красной гвардии на обеих фронтах: «Все красные гвардии и красные армии большевизма оказались пригодными для ведения войны с русскими гражданами, для междоусобия в среде демократии, для арестов, обысков и других видов полицейского попирания свободы. Они оказались неспособными хотя бы единый выстрел противопоставить наступающим полчищам германского империализма». ("Вперед", Орган Московской организации РСДРП меньшевиков, №28, 21 февраля 1918 г., стр. 1).

Значимость иностранных и инородческих частей значительно превосходила их численный (около половины или чуть более половины в начальный период формирования РККА) вес, т.к. иностранные и инородческие военные части были наиболее мотивированными и боеспособными частями Красной Армии, в противоположность русским частям не высказывавшим, в особенности поначалу, склонности к продолжению участия в войне. Иностранные и инородческие части составили в начальном периоде установления большевизма его основную ударную силу, без которой узурпация и удержание большевизмом власти были бы невозможными, и они же позднее составляли становой хребет террора использовавшегося для принудительной мобилизации в Красную Армию и принуждения к службе в ней русских, не имевших ан масс желания ни к таковой службе, ни к братоубийственной войне.

Выступая на закрытом заседании VIII съезда РКП(б) 21 марта 1919 г., Сталин отметил: "элементы, которые составляют большинство нашей армии – крестьяне, не будут добровольно драться за социализм. Целый ряд фактов указывает на это. Ряд бунтов в тылу, на фронтах, ряд эксцессов на фронтах показывают, что [...] элементы, составляющие большинство нашей армии, драться добровольно за коммунизм не хотят. Отсюда наша задача – эти элементы перевоспитать в духе железной дисциплины, [...] заставить воевать". (Сталин, "Из речи по военному вопросу на VIII съезде РКП(б)" // "Сочинения", т. 4, стр. 249-250; МПС VIII, стр. 539)

То же, разумеется, относилось и к пролетариату, но заявлять об этом громогласно на съезде якобы "рабочей" партии было для неё неполитичным.

Ключевую роль в "перевоспитании расстрелами" русских крестьян и рабочих и "заставлении" их воевать играли иностранные и инородческие части и отряды, а также те русские части, по отношению к которым инородческие осуществляли террор, для того чтобы заставить их осуществлять террор в отношении других русских отрядов. Инородческие части составляли остов, основу принуждения, её вертикаль, при выдёргивании которой большевизм не был в состоянии узурпировать власть.

Выступая в марте 1919 года на VIII съезде РКП Ленин отметил, что работа по выработке и обратной засылке иностранных "бацилл большевизма" в Венгрию, Германию и Австрию для "захвата их целиком ... составляла одну из самых важных страниц в деятельности Российской коммунистической партии" (МПС VIII, стр. 24). Тем более важную страницу составила деятельность РКП по использованию иностранных "бацилл большевизма" для "захвата целиком" России.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 14 comments