Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

Вьетнам + Уотергейт + др. (вынося из комментариев)

Америка вела войну во Вьетнаме не ради манёвров.
Она преследовала набор целей -- более и менее важных для США.

К началу 70-х гг. *основные* стратегические цели вьетнамской войны были США достигнуты. Основные -- это значит те, на которых сходились различные фракции американской внешнеполитической элиты.

За 10 лет "стояния во Вьетнаме" США успешно достигли основных целей своего присутствия:

Благодаря американскому "стоянию во Вьетнаме" импульс коммунистического экспансионизма оказался угашен, коммунистическая вера и вера в коммунизм как "волну будущего" истрепались и угасли. Государства юго-восточной Азии получили временнОе окно для ликвидации коммунистических движений, а также уверенность, что США не сдадут своих союзников без боя. В результате, хотя коммунизм захватил южный Вьетнам, но уже не смог продвинуться дальше. Если бы не оказанное ему сопротивление во Вьетнаме, коммунистическая экспансия имела значимые шансы перекинуться на Индонезию (одну из самых населённых стран мира), Тайланд и Малайзию. Индия, и так уже бывшая в советской орбите, могла бы вовсе уйти за железный занавес. За ней последовал бы Пакистан. Про тренды в Афганистане также известно. Коммунистическая чума распространилась бы в юго-восточной Азии и, вдохновлённая успехами, нацелилась бы на экспансию в другие регионы мира. Оказанное во Вьетнаме сопротивление пресекло эту экспансию и, стратегически, сдержало периметр эпидемиологической изоляции коммунизма.

В 1965 году Китай содрогался от очередного комм-революционного спазма.
В 1975 году он находился на пути превращения в государство-клиент США.

В 1965 году СССР прыгал как щенок от коммунистического оптимизма и веры в коммунистическое будущее мира.
В 1975 году советская внешнеполитическая машинка "укрепления МСС" еще отщёлкивала, но уже по инерции -- сам же СССР превратился в стареющее обрюзгшее общество, более не верящее ни в какой коммунизм и обещания светлого коммунистического парадиза.

Американское "стояние во Вьетнаме" укрепило веру союзников в американские гарантии и намерение США серьезно выполнять и нести требуемые для этого жертвы и тяготы и, таким образом, аннулировало угрозу утраты веры в американские обязательства и упадка американских союзов. Оно укрепило НАТО и предотвратило внутреннее ослабление НАТО и bandwagonning европейских стран к alignment-у и "дружбе" (appeasement) с СССР. То же относится к альянсам США со странами ЮВА и южной Америки.

В конечном счёте, американское "стояние во Вьетнаме" выиграло холодную войну, стало ключевым моментом выигрыша холодной войны.

С некоторым заострением для выпуклости, можно сказать, что могила СССР была вырыта во Вьетнаме.

Китайский разворот и отказ от коммунизма произошёл во Вьетнаме.

Кощеева игла будущего мирового коммунизма была сломана во Вьетнаме.

Американское "стояние во Вьетнаме" предопределило крах мировой коммунистической системы и крах коммунистической системы внутри СССР -- и ликвидацию угрозы для выживания американской политической и общественной системы.

Для США -- вот это было существенным главным.

* * *

Что касается участи вьетнамского народа, то при всём американском сочувствии к его страданиям и пожелании ему лучшего будущего, удовлетворение такого соучвствия и обеспечение такого будущего не входили в число главных американских целей во Вьетнаме. Меморандум Макнотона (зам. министра обороны и ближайшего советника Макнамары) ещё в 1965 году, перечисляя для ключевых decision-maker-ов американские цели во Вьетнаме, определял гуманитарные цели в 10% от общего веса американских целей во Вьетнаме и специально подчёркивал NOT to "help a friend" (NOT в тексте меморандума было выделено).

Достижение (причём, как ныне ясно, сверхуспешное достижение) основных американских целей во Вьетнаме, на которых сходились различные фракции американской политической элиты, вскрыло разногласие между ними относительно дальнейшей стратегии.

Исход для самого Вьетнама после 1973 года мог быть и другим, и разделение Вьетнама могло бы поддерживаться США, если бы Соединённые Штаты приняли такое решение. Даже выведя наземные войска, США могли сохранять разделение Вьетнама посредством военных и экономических поставок и нанесением авиационных ударов (штуромовиками с авианосцев и стратегических бомбардировок). Отказ от сохранения разделённого Вьетнама был не случайным и вынужденным, а сознательным, свободным и целенаправленным выбором -- намеренной политической линией основанной на более широком количестве факторов, нежели принято учитывать в профанных трактовках.

К началу 1970-х гг. в политической элите США и, что для дальнейшего важнее всего, внутри республиканской партии (коалиция крыльев которой образовывала администрацию Никсона) произошел острый раскол относительно путей разрешения комплекса внешнеполитических вызовов вставших перед США. Эти вызовы включали, во-первых, экономическое усиление европейских союзников и Японии и, во-вторых, прорыв СССР в области ядерных вооружений ведущий к существенной нейтрализации возможностей ядерного сдерживания советской политики со стороны США.

Два крыла республиканской партии ("никсоновское" и "нельсон-рокфеллеровское") радикально расходились в выборе ответов на эти вызовы. Как в выборе стратегии ведения холодной войны и линии политики по отношению к СССР, Китаю и Вьетнаму. Так и в выборе методов такого экономического ослабления чрезмерно усилившихся европейских союзников и Японии, при котором они, оставаясь экономически ценными союзниками, ослаблялись бы относительно США и переходили бы в более подчинённое положение.

* * *

В частности, "никсоновское" крыло настаивало на сохранении традиционной схемы containment, в рамках какового подхода предусматривалось сохранение разделенного Вьетнама, с опорой Сайгона на американскую поддержку военными и экономическими поставками, поддержку американских ВВС (американских авиаударах в случае вторжения войск NVA в южный Вьетнам или возобновлении действий вьетконка), а также требования вывода севернокорейских сил из южного Вьетнама до заключения перемирия.

"Нельсон-рокфеллеровское" крыло РП, к которому в частности принадлежал Киссинджер, настаивало на объединении Вьетнама (что в рамках умеренной войны могло быть осуществлено лишь под властью Ханоя) и зажимании Китая между СССР и советским саттелитом (не следует упускать из виду, что ключевая цель Китая во вьетнамской войне состояла в предотвращении объединения Вьетнама), и использовании советского молота и про-советской наковальни в китайском подбрюшьи для стимуляции переориентации Китая на США и усиления разлома и конфликтов в коммунистическом лагере, каковые конфликты и разломы влекли бы оттягивание советских ресурсов на восток, к китайской границе, и таким образом ослабление советского давления на Европу и также в других точках мира. Параллельно СССР предлагалась экономическая и технологическая помощь в обмен на оруженческую и внешнеполитическую умеренность (от какового предложения СССР отказался и, возможно, даже не понял его), с отводом американских сил с уязвимых передовых позиций в Евразии и переносом тяжести несения containment в евразийском регионе на восстановившихся союзников. Т.е. модификация доктрины containment с учётом новых экономических реалий и соотношений сил стран.

Подобные же фундаментальные противоречия существовали по кругу других названных выше вопросов.

См. подр. напр. Richard C. Thornton, "Nixon-Kissinger Years: The Reshaping of American Foreign Policy".

Для подавления "никсоновской" линии внешней политики США её противниками был осуществлён Уотергейт.

* * *

Уотергейт начался с операции по делу позднее ставшим известным как Koreagate и сотрясавшим конгресс в течении первых лет картеровской администрации. Южнокорейская разведка (KCIA) ужинала политиков демократической партии, давала им взятки и укладывала их за корейский счёт с девочками служившими корейскими агентами, выуживая из них в постели правительственные и политические секреты. Трах осуществлялся в комплексе расположенном с рядом штаб-квартирой демократической партии -- так сказать, без отрыва от производства. Компетентные органы организовали прослушку постельных разговоров. В какой-то момент операции один из её руководителей, ассоциированный с рокфеллеровским крылом РП, предложил заодно просмотреть штаб-квартиру демпартии, не найдётся ли там чего интересного по делу (не беря при этом ордера), а другой оперативник, тоже ассоциированный с рокфеллеровским крылом, и руководивший обыском в DNC, целенаправленно сделал на месте так, чтобы обыскивавшиеся попались.

Затея состояла в том, чтобы косвенно связать президента со скандалом и, замарав его, ввязать его в длительный интенсивный скандал, истощить и стреножить его и ограничить его способность проводить самостоятельную внешнюю политику.

Затея однако выгорела сильнее, чем расчитывали авторы расставленной для президента ловушки. Никсона удалось не только косвенно замарать, но он попался целиком в расставленную ловушку, вступившись за людей арестованных по поводу инцидента в DNC, не подозревая, что эти люди (некоторые из них) в действительности работают не на правительство, а на конкурирующее крыло РП.

"Коготок попал, всей птичке пропасть". Расставленная на президента ловушка сработала сверх ожиданий её авторов и позволила им не только стреножить президента, но отстранить его от власти и добиться смены внешнеполитической линии по основным стратегическим для США вопросам.

Перед американским избирателем был разыгран балаган "нарушения президентом закона", при этом избиратель остался в полном неведении как о ловушке целенаправленно расставленной на президента, так и о целях этой ловушки -- о тех противоречиях во внешнеполитической линии, которые посредством этой ловушки решались, и которые на обсуждение избирателя не выносились. Публичный дискурс по поводу Уотергейта и поныне остаётся изображающим заговор по завалу президента и закулисное решение стратегических вопросов без упоминания их избирателям как триумф демократии, отводя широкой американской публике место болвана в дурацком колпаке.

* * *

Благодаря успеху Уотергейтской операции, президент оказался фактически отстранённым от ведения внешней политики, и ведение внешней политики перешло в руки противоположного крыла в лице Киссиндджера; причём по ключевому вопросу вьетнамской политики Киссинджер начал действовать вопреки инструкциям президента ещё ранее, во время американо-вьетнамских переговоров до ноября 1971.

Успех Уотергейта закончился сокрушением "никсоновской" линии внешнеполитической стратегии США в пользу "нельсон-рокфеллеровской" линии, что, на вьетнамском направлении последней, наиболее непосредственно выразилось в перерезании Конгрессом кислорода поставок (совершенно подобно применённому США ранее для сокрушения КМТ) и запрету Конгресса на военное вмешательство США, включая авиабомбовые удары.

В конце концов предлагавшаяся второй линией схема оказалась не вполне удачной из-за недоучёта ряда факторов, прежде всего реалий китайских внутриполитических раскладов (переоценки силы влияния Мао против силы его оппонентов, а также неточного учёта leverage на китайской сцене, которую создавала американская роль во Вьетнаме), а также ввиду отказа СССР от сделки по "разрядке" и ряда других факторов (так, стимулированное США повышение цен ОПЕК на нефть не привело к желательному охомутатнию роста союзников относительно роста США и исправлению торгового баланса), и принесла меньшие плоды, нежели ожидалось, и принесла их позднее, нежели расчитывалось сторонниками второй линии. В этом отношении, "линию Киссинджера" можно считать провальной по сравнению с "линией Никсона" (кавычки здесь подчёркивают условный приём для литературного удобства: названные линии были в реальности конечно не личными, а выражавшими ориентации широких верхних слоёв американской политической элиты, важнее всего -- внутри республиканской партии), но провальной лишь post-factum, ввиду не-вьетнамских факторов и выборов, которые еще предстояло сделать невьетнамским игрокам. Провал "линии Киссинджера" состоял в ошибочных оценках, ошибочной прогностике реалий и выборов невьетнамских (китайских, советских, европейских, ближневосточных) акторов.

From the vantage point of этой более широкой перспектвы важно понимать, что будущность Вьетнама после 1973 г. (т.е. после утраты Вьетнамом упомятнутой выше стратегической значимости, которую он имел в 60-х гг.) была лишь разменной пешкой в рамках гораздо более значимых делаемых выборов и была принесена в жертву стремлению к достижению гораздо более значимых целей -- принесена расчётливо и сознательно; избранная США политическая линия на объединение Вьетнама под властью Ханоя (подобная линии администрации США 1948-49 на объединение Китая под властью КПК) была не вынужденной и не неизбежной (сохранение разделённого Вьетнама было технически вполне возможным в рамках "никсоновской" линии): она была избрана как служебный выбор для обеспечения стратегических выборов более высокого ранга в рамках "киссинджеровской" линии.

* * *

Что до выступлений Новой Левой и служебно ассоциированных с ними антивоенных протестов, НЛ имела свои мотивы и преследовала смесь из еврейских этнонационалистических задач и нееврейских левацких аспираций. Однако выступления НЛ оказались инструментально полезными для сторонников "нельсон-рокфеллеровской/кисинджеровской" линии в смысле оказания давления на американский политикум и Конгресс для сдвига в пользу названной линии против "никсоновской".
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment