Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Новый Анаксимандр

Итак, мы разобрали две представимых возможности:

1. Существование природы и её свойств обязано тому, что, по размышлению Рамзея, абсолютный хаос невозможен, в нём всегда выделимы пэттерны, каковые и образуют природу с её свойствами. Благодаря этому, природа и её свойства порождаются (1) названной математической закономерностью (прежде всего) и (2) другими закономерностями, образующими набор (один из наборов), относительно которых осуществляется перебор pattern matching.

(Причём, такое выделение может осуществляться вовсе не обязательно однозначным образом -- возможны многочисленные выделения систем пэттернов, каждое из которых будет проективно образовывать свою систему закономерностей природы, и порождать свой, соответствующий ей, набор вселеннных).

2. Другая возможность (не обязательно полностью дополнительная к первой): природа и её свойства не порождаются целиком или даже в основном описанным механизмом. В таком случае возникает вопрос: ПОЧЕМУ элементы природы имеют такие-то свойства? и почему они ВООБЩЕ имеют какие-то свойства? ОТКУДА свойства природы берутся? и ОТКУДА берётся модус существования природы? что именно означает, что она существует? и как её существование возможно, и по каковой причине оно возникает?

Некоторые скажут: эти вопросы нельзя задавать. Природа и её свойства не имеют причины своего бытия, а просто самобытийствуют самодержавно, и всё тут. "Коньяк в тумбочке просто возник". Откуда -- ферботтен зу гинтерфраген. Инересоваться запрещено.

Хотя это один из возможных ответов, но его нельзя признать удовлетворительным, как и всякий запрет на поиски причин и всякое ограничение ума. Тем более, что такое ограничение в этом случае вводится без хороших причин.

Выскажу поэтому другую возможность: свойства природы порождаются платонически-предсуществующими математическими объектами и представляют их воплощение.

Каким образом, могут спросить, может осуществляться воплощение платонических конструкций?
Выскажу теперь и другую возможность, объясняющую и это: тем же примерно образом, как это показано в фильме "Матрица".
Мироздание является "матрицей" представляющей вычислительный процесс образуемый математическими конструкциями.
Природа не бытийствует самодержавно, но есть виртуальная реальность порождаемая определёнными математическими конструкциями.

Причём порождена таким образом не единственно наша вселенная, но бесконечное множество вселенных, с совершенно разнообразными свойствами их природ, в зависимости от того, перводействием каких именно математических платонических конструкций и в каком их сцеплении та или иная вселенная порождается.

Но каков же, могут спросить, тот компьютер, на котором происходит исчисление этой матрицы, а также матрицы матриц, матрицы матриц матриц и т.д.
Укажу ответ и на это: полная история каждой вселенной представляет собой вычислительный процесс, т.е. математический объект, находящийся целиком в платоническом мире -- как уже завершённая, вневременная величина, описывающая полную историю вселенной от её начала и до её конца, и включающая все промежуточные шаги и слои исчисления матрицы данной вселенной.
Там же находятся бесконечные множества и других подобных платонических объектов, представляющих в совокупности истории всех возможных вселенных.

* * *

«Анаксимандр из Милета, сын Праксиады, согражданин и товарищ Фалеса, учил, что причиной и первоэлементом всех вещей является Бесконечное, и первым ввёл это название причины всего материального. Учил он, что это не вода, ни какой-либо другой из так называемых элементов, но субстанция отличная от них и бесконечная, из коей возникают все небеса и миры в них. Она вечная и вневременная и заключает в себе все миры. И в то, из чего все вещи возникли, они отойдут, творя возмещение и искупление одна другой за их несправедливость во времени, как он говорит о том в этих несколько поэтических выражениях. Он приписывает исток вещей не каким-либо переменам в материи, но отделению её от подлежащего ей безграничного тела».

«То, что говорят физики, идёт в двух направлениях. Одни, полагая в основу сущего единый телесный субстрат – или один из трех элементов, или что-нибудь другoe плотнее огня и тоньше воздуха, – всё остальное порождают из него уплотнением и разрежением, производя таким образом многое. Другие же предполагают, что из единого выделяются содержащиеся в нем противоположности, как говорит Анаксимандр и те, которые существующее считают единым и многим, как Эмпедокл и Анаксагор, ибо и они выделяют из смеси все остальное. Отличаются же они друг от друга тем, что первый признает чередование этих состояний, второй же – однократное возникновение, и тем, что Анаксагор признаёт бесконечные по числу подобочастные и противоположности, а Эмпедокл лишь так называемые стихии.

Из всего этого ясно, что рассмотрение бесконечного вполне подобает физикам. С полным основанием также все полагают его как начало: невозможно ведь, чтобы оно существовало напрасно, с другой стороны, чтобы ему присуще было иное значение, кроме начала. Ведь все существующее или есть начало, или исходит из начала, у бесконечного же не существует начала, так как оно было бы его концом. Далее, бесконечное, будучи неким началом, не возникает и не уничтожается; ведь то, что возникает, необходимо получает конечное завершение, и всякое уничтожение приводит к концу. Поэтому, как мы сказали, у него нет начала, но оно само, по всей видимости, есть начало всего другого, всё объемлет и всем управляет, как говорят те, которые не признают, кроме бесконечного, других причин, например разума или любви. И оно божественно, ибо бессмертно и неразрушимо, как говорит Анаксимандр и большинство физиологов».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 1 comment