Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

"Права личности уступили место правам идентичности.

Никто теперь не говорит, что человек свободен думать, как хочет, выглядеть, как считает нужным, заблуждаться, ошибаться, кому-то не нравиться, иметь самые причудливые мысли и фантазии — словом, быть собой и жить свою уникальную жизнь.

Теперь так уже нельзя. Теперь о человеке вообще никто не говорит. Теперь сначала необходимо принять какую-то основную идентичность (угнетённая женщина, разгневанный кавказец, орущая мать-с-ребёнком, возмущённый человек с качественными генами, печальный гей, взволнованный верующий, далее везде). Вместе с этой идентичностью ты принимаешь очень строгую систему ценностей и картину мира, фактически теряя право на самостоятельное мышление. И уже тогда ты взамен обретаешь право эти ценности скопом отстаивать от имени и по поручению угнетённых кавказцев, разневанных матерей и т.п.

Ценность человека как самостоятельного субъекта обнулилась. Более того, самостоятельный субъект становится всеобщим врагом, потенциальным предателем и вероотступником. Который или пусть определится, на чьей он стороне и кто таков, или он вообще НИКТО.

Взамен прав человека пришли права социальных групп, и этот показательный НЕИНТЕРЕС к людям как к отдельным одушевлённым существам, а не как к боевым единицам противоборствующих армий — это и есть новый тоталитаризм".

https://www.facebook.com/andreyfunt/posts/2663310223690622

* * *

Было ли когда-то иначе?

Просто пролетариатов стало больше.
Раньше был пролетариат vulgaris, пролетариат личностей наделяемых правами, и пролетариаты-национальности.
Разрешение экрана с тех пор увеличилось, но и только.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments