Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

(комментарий отсюда: https://bantaputu.livejournal.com/489057.html?thread=5218657#t5218657)

Сначала я предпошлю терминологическое определение к дальнейшему, поскольку слово "интеллигенция" в русском узусе является перегруженным смыслами и несёт множественные значения: ещё в начале 1990-х гг. специалистами насчитывалось более 300 различных пониманий "интеллигенции", и с тех пор их не стало меньше.

Интеллигенцией я буду называть круг лиц обладающих более или менее значительным культурным капиталом (за определением которого отсылаю к исследованиям Бурдье с сотрудниками), причём такой капитал составляет их основной личный актив. (Что исключает из охвата определения высококультурных и высокообразованных буржуа, таких как, например, Гучков или Терещенко, т.к. помимо культурного капитала они обладали и другими значимыми видами активов. Важно, однако, что поведение этого рода людей в событиях ведущих к февралю 1917 года определялось в преобладающей доле не их материально-финансовыми активами, а их культурно-капитальным активом, т.е. будучи номинально буржуа, именно в этих событиях они выступали в роли не буржуа, но в амплуа качественных интеллигентов.)

Интеллигенция, в свою очередь, внутренне, стратификационно разделяется по объёму культурного капиатала владеемому индивидом на качественную интеллигенцию (она также называлась современниками цензовой или статусной) и полуинтеллигенцию. Полуинтеллигенцию я, таким образом, отношу в моей таксономии к интеллигенции. Разделение между качественной интеллигенцией и полуинтеллигенцией можно проводить примерным образом по грани высшего или законченного гимназистского или реалистского образования, хотя разумеется культурный капитал является многосоставной величиной, в которой формальное образование является лишь одной из составляющих, но указанное классификационное разделение будет удовлетворительным для массовой классификации.

После этого терминологически-определительного предварения -- к ответу на сам комментарий:




Не следует смешивать этап формирования соц. идеологий и организаций и этап действительного захвата ими власти.

Изначально социалистические идеологии и организации (особ. в Зап. Европе) конструировались качественной интеллигенцией. Конструирование их началось интенсивным образом после событий 1848 года, которые удволетворили социальные притязания буржуазии, но оставили в дураках её младшего брата -- интеллигенцию, "культурную буржуазию", социальное восхождение которой оказалось блокированным, в том числе (и наболее непосредственно) буржуазией.

(История борьбы интеллигенции за возвышение в социальной стратификации может прослеживаться к борьбе Oratores vs. Bellatores за разделение власти и ресурсов и за господство над Laboratores, но мы сейчас ведём речь о её "социалистической" фазе).

В России социалистические идеологемы и организации также конструировались изначально качественной интеллигенцией в качестве инструмента (силового тарана) для сокрушения земельного дворянства и буржуазии и занятия их общественного места конструкторами -- качественной интеллигенцией. Будучи малочисленной и физически слабой группой, интеллигенция никогда в прежней истории не могла выдвигать требований от своего имени. Для продвижения своих интересов социального подъёма, интеллигенция вынуждена была формулировать идеологемы выступающие якобы от имени интересов других, физически сильных классов, но на деле приводящие при осуществлении к продвижению интеллигентских интересов.

(Так, Ленин верно замечает в "Что делать", что рабочие не создают идеологий, но он умалчивает, не продолжая, что рабочие у станка и крестьяне у плуга не занимаются также политическим и экономическим управлением -- эти функции в случае победы "социализма" отойдут к другим людям, которые образуют новый правящий и привилегированный класс, со своими социальными интересами. Причём класс этот возникнет не на пустом месте, а будет продолжением уже существующих социальных групп, и их интересов. Затронув этот вопрос, Ленин поступил с грацией слона в посудной лавке, не обратившего внимания, что Маркс и др. ведущие социалистические теоретики приложили исключительные усилия к его обхождению, равно же и к обхождению вопроса о социальной укоренённости социалистических идеологий. От постановки вопроса о такой укоренённости, о том, какими социальными интересами они порождены -- один шаг до заключения о том, что социализм представляет классовую идеологию интеллигенции [*], является идеологической надстройкой над базисом классовых интересов интеллигенции.)

[*] Классовость идеологии понимается не в том смысле, что она разделяется всеми членами класса. Классовые идеологии почти всегда вариативны, а основная масса любого класса а-идеологична. Идеология может считаться классовой в том случае, если она направлена на продвижение интересов значимой части класса, при этом на основании характеристик этой части определяемых именно её классовой принадлежностью.

Эти идеологемы также подчиняли интеллигенции и ставили под интеллигентское командование части низовых классов и позволяли интеллигенции использовать их в качестве пушечного мяса в войне за социальное возвышение интеллигенции в общественной стратификации.

Однако уже к началу 1900-х гг. интеллигенция утратила ведущую роль в соц.-рев. организациях и созданные ею организации и доктрины превратились из инструмента интеллигенции по сокрушению земельного дворянства и буржуазии в инструмент полуинтеллигенции по сокрушению ею (и в её, а не качественно-интеллигентских интересах) всего качественного культурного слоя -- земельного дворянства, буржуазии *и* качественной интеллигенции, причём последней в первую очередь. (Алой и белой розой гражданской войны в России являлись, разумеется, не пролетариат и буржуазия, а [нетрудовая -- см. далее] полуинтеллигенция и качественная интеллигенция.)

В России наполнение созданных соц.-рев. организаций (на примере РСДРП, но в ПСР по существу было схоже) уже к началу 1900-х было таковым:
40% - интеллигенция
60% - рабочие
При этом правящий слой РСДРП был сплошь интеллигентским. Рабочие на должности комитетчиков и другие значимые внутрипартийные роли не допускались, им отводилась роль лишь исполнителей выдаваемых сверху интеллигентских указаний, к участию же в выработке политики организации и стратегии или тактики действий рабочие не допускались; местные организации пытавшие отстоять роль рабочих в организации подвергались "раскассированию" эмиссарами с.-д. центра и изгнанию из них и из партии бунтовщиков против интеллигентской гегемонии. (Каковое положение рабочих внутри РСДРП в свою очередь вызвало отсутствие интереса к организации со стороны авторитетных, квалифицированных рабочих и их отстранение от РСДРП. Низовой -- рабочий -- состав РСДРП образовывался поэтому преимущественно малоквалифицированным молодняком).

Правящий слой РСДРП был сплошь интеллигентским, однако качественной интеллигенции в РСДРП и её правящем слое было мало, в подавляющей доле он состоял не из качественной интеллигенции, а из полуинтеллигенции (напомню, в моей таксономии я классифицирую полуинтеллигенцию как низшую фракцию интеллигенции). Качественная интеллигенция составляла в РСДРП и его правящем слое не более нескольких процентов (с дальнейшим падением доли после 1905-1907 гг.), будучи при этом третьего разбора качества по отношению ко всему объёму качественной интеллигенции в обществе. Именно это подвигало её к участию в по существу полуинтеллигентском движении: (1) третьеразрядные качественные интеллигенты (Ленин -- характерный наглядный пример) не были в состоянии сделать карьеру в качестве интеллектуалов в рамках внутрисредовой конкуренции внутри качественной интеллигенции, однако могли быть первыми парубками на деревне в полуинтеллигентской организации; (2) при этом -- первыми парубками в организации, направленной на сокрушение всего культуроносного слоя, и качественной интеллигенции в первую очередь. Эти третьесортные качественные интеллигенты не могли по своим личным данным рассчитывать на карьеру в рамках меритократической конкуренции в качественной культурной среде, но они могли, присоединившись к полуинтеллигентской организации, уничтожить качественную среду целиком и совершить вертикальное социально-мобильное восхождение на закорках полуинтеллигентского стада.

* * * * *

Чекист по классовой принадлежности относится к классу номенклатуры.

Класс номенклатуры, в свою очередь, являлся почти-подклассом полуинтеллигенции: основная, подавляющая его часть входила в полуинтеллигенцию, лишь ничтожную часть образовывала качественная интеллигенция. Если говорить точнее, то класс номенклатуры составлял почти-подкласс не всей полуинтеллигенции, а определённой её части, которую можно обозначать наименованием нетрудовой полуинтеллигенции, каковое я здесь не стану расшифровывать.

По социально-генеалогическому происхождению номенклатура образовывалась примерно на 40% из старой полуинтеллигенции и на 60% из новой полуинтеллигенции, переклассированной из рабочих и крестьян. Переставая трудиться у станка или у плуга и переходя на номенклатурную должность (связанную с осуществлением умственного, управленческого труда), рабочий и крестьянин утрачивали классовую принадлежность к пролетариату или крестьянству, деклассировались из них, и инклассировались в номенклатуру. До начала 1930-х гг. фабрикой нетрудовой полуинтеллигенции для номенклатуры служил непосредственно партсоваппарат, переклассирование происходило непосредственно внутри аппарата. В начале 1930-х пополнение партии и аппарата рабочими было резко сокращено, фабрика полуинтеллигенции была вынесена из аппарата во внешнюю, образовательную систему, и в партию и аппарат вбирались продукты уже обработанные ею, уже прошедшие переклассирование в стенах образовательной системы в полуинтеллигенцию и числившиеся по текущему роду занятий к моменту вбирания в ВКП и аппарат уже не рабочими или крестьянами, а служащими и проч.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments