Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:
«Во время кошмара, который творился в Ленинграде в блокадные годы у меня погибло, по не очень точным подсчётам, около 20 родственников. По не очень точным, поскольку судьба некоторых из них неизвестна до сих пор. Например, у отца была родная тётя, сестра моего деда. У неё была семья из 7 человек. В 1942 году они исчезли. Все до единого. Про взрослых потом вроде бы выяснили - скончались от голода, а вот что с младшими детьми - толком не знает никто. Долго надеялись, что может быть их кто-то приютил и после переправил в тыл, но потом нашли каких-то бывших соседей, те сказали, что, вроде бы, умерли все. Кто знает ....

И вот у меня вопрос, который я задаю именно в этот день много лет подряд. На каком основании группка убогих, меняющихся по составу людей, вот уже почти 80 лет скрывает от родственников погибших правду о тех событиях? Не нужно мне рассказывать о том, что ничего нельзя было сделать. Вернее о том, что "партийное руководство города сделало всё возможное, чтобы предотвратить наступление голода." Лозунги и пафосные фразы о доблести товарища Жданова и мудрых партийных работниках я слушал ещё в школе. А вот о том, что реально было сделано, почему все три года всё было через задницу - так и остаётся загадкой. Ведь это же был не ад, это был адище! Где такое видано, чтобы в течение 3 лет, из года в год повторялся один и тот же кошмарный сценарий, количество жертв среди мирного населения увеличивалось, а никаких кардинальных изменений, по-прежнему, не происходило. Никаких! Кроме словесного поноса о "необходимости держаться до конца".

А вы знаете, что тема блокадного города подготавливалась военными прокурорами СССР, как некая бомба, которая должна была взорваться во время Нюрнбергского процесса, став могильным камнем для нацистов? Ленинград был выделен в отдельную категорию и разбору данной темы предполагалось уделить особенное внимание. Блокада должна была стать ярким примером зверства фашизма во всей его неприглядности. Но ничего не случилось. Адвокаты подсудимых, сами подсудимые и участвовавшие в процессе свидетели, категорически отказывались признавать свою вину за массовую гибель горожан от голода и холода. Артобстрелы - да, голод, особенно в таких масштабах - нет. При этом немцы не только тупо отрицали, но и приводили факты, указывающие на наличие возможности доставки в город продовольствия, а также эвакуации жителей по альтернативным путям. Были приведены цифры о количестве эшелонов, доставлявших на большую землю, изготовленную руками ленинградцев военную технику и привозивших обратно запчасти для ремонта этой самой техники и подбитые машины. Указывались случаи сброса необходимых для заводов запасных частей посредством авиации. "Что мешало таким же образом перевозить продовольствие?" - спросили у Руденко. Говорят, что в кулуарах к обвинителю от СССР подошёл обвинитель от Великобритании Шоукросс и спросил, как бы неофициально, а почему в Ленинграде не было организовано пунктов по обогреву, пуктов специальной помощи находящимся в критической ситуации? Что мешало это сделать, превратив в норму жизни ленинградцев? Опять же - пункты по распределению воды? В осаждённой Великобритании это было сделано и дало великолепный результат. Что ответил Руденко - неизвестно. Известно, что один из его помощников, представитель военной прокуратуры летал в Москву для получения инструкций и ознакомления руководства государства с предъявленными стороной обвинения документами и доказательствами. В результате было принято решение спустить вопрос на тормозах и не подавать никаких протестов на принятое решение не включать блокаду Ленинграда отдельным пунктом в перечень вменяемых нацистам преступлений. Так то. И найти упоминания о том, что этот вопрос ставился на повестку дня можно только в англо и франкоязычных вариантах издания. В наш он не был включен изначально.

Вот так вот. В каждой семье петербуржца есть несколько погибших в блокаду родственников, пусть и дальних, а кто виноват - не знает никто. Проще всего сказать - немцы, и закрыть эту тему. И я бы её, может и закрыл, если бы мне кто-нибудь объяснил, почему за все эти годы не было зафиксировано ни одного случая смерти от голода партийного, комсомольского или просто руководящего деятеля Ленинграда? Кто-нибудь может вспомнить рассказанный бабушкой или дедушкой случай, о том, как тёмным февральским вечером 1942 года они подобрали на улице Рубинштейна абсолютно измождённого, "кожа да кости" сотрудника НКВД и на санках доставили его на Литейный 4? То-то. Потому что не было таких случаев. Потому что сгонять на завод полуживых людей и расстреливать за саботаж при неявке в цех сотрудник НКВД мог, а вот голодать - нет. Вот все "документики" и засекречены до чёрт знает какого года. Потому что нынешняя власть ничем не отличается от той, Ждановской. И по подлости, и по способности шевелить мозгами. Куда как проще - свалить всё на немцев, поляков, американцев, НАТО и объяснить, что именно по этой причине мы так хреново до сих пор живём.

Но знать, кто, действительно, виновен в смерти умерших от голода ленинградцев и, в самом ли деле, было сделано всё, чтобы этого не случилось мы имеем право. Имеем полное право. Мы точно такие же потомки ленинградцев, как и тот, родства непомнящий, который считает себя главным пострадавшим в блокаду и полагает, что дискуссии на эту тему "неуместны".

P.S. Сегодня узнал о том, что немцы выделяют помощь блокадникам в размере 12 миллионов евро. Вот где реально позор-позорище. За блокадников рад. Немцам огромная благодарность. Властьимущим России - позор и презрение».

* * *

«Применительно к не-субъектным людям речь идёт не о том, что в системе что-то не так устроено, а о том, что для системы они интересны только как пища. Такие люди просто не имеют фактического права на защиту.

Проблема отсутствия правды о Блокаде не в закрытости архивов. Право на правду это право, и оно появляется так же, как появляются все остальные права».
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments