Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Сергей Сергеев и Русская Нация

Сергей Сергеев рассуждает о перспективах русского национализма и находит их ничтожными, в силу того, что письмо за "русские поправки" собрало лишь 6 тыс. подписей.

Рассуждение верное, чего нельзя сказать про даваемое Сергеевым своеобычное для него объяснение ("народ плохой"): "давайте честно скажем: большинству ни до чего нет дела, кроме сугубо личных интересов".

Между тем, по высказываемым оценкам, призывы к подписанию видели примерно 50 тыс. человек, т.е. подписали около 10% видевших. По моим бытовым наблюдениям за сбором подписей под петициями в нашем городке Пало Альто (расположеном в центре Кремниевой долины, сборы обычно совершаются на площади на углу University Avenue & Emerson, где фонтан, в 15 минутах ходьбы до Стэнфордского университета), петиции в США подписывают около 0.1% прохожих или менее. Т.е. 10% -- чрезвычайнейший, небывалый в истории мировой цивилизации процент подписей.

Однако если не по п.2, то п.1 Сергеев мает пойнт.
Правильный же п. 2 состоит в вопросе: "почему призыв видели только 50 тыс".
Который моментально транслируется в замечание, что для успеха тому или иному публичному движению/начинанию необходимы три пре-реквизита: деньги, деньги и деньги.
Которое транслируется в наблюдение (делавшееся некогда и Сергеевым, о чём он теперь позабыл) об отсутствии у русского национализма генерального спонсора (заказчика).
Которое транслируеся в наблюдение об отсутствии в РФ русской национальной буржуазии.

В каковом макросоциологическом обстоятельстве и следует усматривать причины мрачных перспектив русского национализма и русского народа в целом.

Так нас наставляет исторический материализм, в котором и Сергеева должны были образовывать, но видимо недостатчно образовали.

* * *

Процитирую свою старую запись (https://oboguev.livejournal.com/6253332.html):

«Суть позиции Сергеева такова: Нация это сообщество равноправных граждан, имеющих своё политическое представительство (возможно с определенным этнокультурным окрасом, но не обязательно). Русская нация в таком качестве не состоялась, следовательно она на сегодняшний момент отсутствует. Чтобы создать в России нацию нужно политическое демократическое развитие европейского типа.

Суть позиции Холмогорова такова: Нация это территориально ограниченное этнокультурно определенное политическое сообщество, для которого политическая и гражданская форма (в частности монархия, авторитаризм, демократия) - переменный компонент. Русская нация берет свой исток в Х веке, проходит в своей истории в общем те же стадии, что и другие европейские нации, включая самоотчуждение. Необходимо восстановление территориального единства русской нации и внесение в управление принципа первенства интересов и ценностей нации над другими политическими принципами».
(Суммирование Е.Х.)

У меня третья позиция: нация -- это разделяемое чувство "мы" (we-ness) связанное с определённой его организацией и воспроизводством.

"Пакет политических прав" ОПРЕДЕЛЕНИЕМ нации в моём понимании быть не может: если засунуть ближневосточных евреев и арабов в одно государство и дать им одинаковые права, то нации (в моём понимании вещей) это не создаст, т.к. не создаст сильного чувства "мы". Выйдут, в лучшем случае, две нации сосуществующие (и воюющие друг с другом) в рамках одной административно-политической единицы. Можно посмотреть также на государства (вроде Бельгии, Британии, Канады) движущиеся к распаду или уже распавшиеся (навроде UK до отшелушения от него части Ирландии): следует ли считать эти образования (с пресловутыми "пакетами политических прав") в их именно совокупном составе в субстантивном смыле нациями? -- если да, то это придаёт понятию нации эфемерный характер.

"Пакет политических прав" может быть РЕЦЕПТОМ или, вернее, ЧАСТИЧНЫМ РЕЦЕПТОМ для создания нации (подходящим для конкретных условий рецептом или же не подходящим для них), но не определением нации.

Отходя теперь от определений всемирно-исторического масштаба и обращаясь к конкретной ситуации родных осин.

Смысл "пакета политических прав", как я его вижу, состоит в:

(1) Усилении чувства "мы" в эмоциональной плоскости (и, некогда, распространении его охвата -- но для России последний этап пройден) посредством создания причастности к causa nostra -- хотя бы только и воображаемой причастности.

(2) Организационного наполнения чувства "мы" путём политической выработки общественных корпораций и объединений, горизонтальных структур, де-атомизации общества, превращении его из "песка" в "глину", образования в нём способных к действию структур.

Без таких структур нация парализована -- в этом несомненная правда Святенкова и Сергеева. Однако необходимо заметить, что на протяжении истории распределение "пакета прав" внутри наций было (и остаётся) весьма неравномерным, и о "равноправии граждан" невозможно было говорить даже в формально-юридическом отношении, не говоря уже о ресурсном и фактическом равноправии. (Так, в современных США даже в банальных гражднских сиутациях юридически более равноправен тот, кто может больше заплатить за адвоката; не говоря уже об участии в политике etc.)

(3) Трансляции их влияния во властную систему.

Ключевое упование Святенкова и Сергеева, если я верно понимаю, состоит в п. 2 (т.к. пункт 3 по отношению к нему выводной, а не самостоятельный).

Слабость этого упования состоит в неявной лакуне -- неявном представлении, будто для образования дееспособных общественных структур достаточно хотения не подкреплённого материальными ресурсами. Энтузиазма без денег.

Ведь "пакет политических прав" предоставляет только политические свободы, он не даёт денег.
Для действия же политической или околополитической структуры нужны три вещи -- деньги, деньги и деньги.
(Как это обнаружила редакция журнала "Вопросы национализма" на своём непосредственном опыте.)

Реалистично ли упование, что в конкретной российской ситуации общественно-политический энтузиазм окажется подкреплённым деньгами? Весь опыт истекших 25 лет подсказывает, что такое упование является утопическим, и не по случайности, а по макросоциологической структуре современного русского общества:
https://oboguev.livejournal.com/6167461.html (с комментариями)

Аналогичным образом, в современной России макросоциологически невозможна субстантивная (а не симулякрная) демократия. Субстантивно демократия является системой власти национальной буржуазии, каковая в России отсутствует (самое большее, можно усматривать лишь робкие и противоречивые признаки её начального нарождения). Поэтому демократия в современной России возможна лишь как симулякр -- или, точнее, обозначение без обозначаемого, что и нашло выражение в "суверенной демократии".
https://ljsear.ch/savedcopy?comm=1935237849
https://ljsear.ch/savedcopy?comm=1395251573
https://ljsear.ch/savedcopy?comm=1150066520
https://ljsear.ch/savedcopy?comm=1242815679

Есть ли из этой ловушки выход?
Возможно, что есть (хрустального шара нам не дано), но если есть, то он связан с:

1) С численным приростом имущего слоя, в результате которого начиная с определённого момента в силу нарастания как простой численности, так и разноречия интересов ему потребуется (или, осторожнее говоря, может потребоваться) формальная парламентская система для разрешения и балансирования внутренних противоречий.
https://bantaputu.livejournal.com/394482.html
Историческое усиление полиархичности обществ по мере их социально-экономического развития, и обозначение участка с опеределённым уровнем полиархичности находяшим отражение в политике в качестве "демократии" является классикой далевской политической теории демократии. Однако возможность сложения станционарной (в олсоновском смысле) буржуазии (что является недостаточной, но необходимой характеристикой национальной буржуазии) в условиях глобализации более чем спорна.
http://oboguev.livejournal.com/5846299.html

2) Межпоколенческими изменениями в этнодемографии и психологии имущего слоя.

Так говорил исторический материализм.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments