Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:




https://zemfort1983.livejournal.com/1281913.html

Хандзинский, Николай Михайлович. Участник семинариев по устному творчеству проф. М. К. Азадовского, напечатал: 1925 г. — Покойнишний вой по Ленине, "Сибирская Живая Старина", т. III — IV, 1925 г., и отдельно приготовлено к печати: „Блатные частушки".

* * *

Из фольклора по Ленину на выставке можно видеть сибирский покойнишний вой по Ленине, сибирский сказ Сейфуллиной о Ленине, ...

При позднейших перепечатках «Покойнишный вой по Ленине» подвергся целенаправленной идеологической правке, исключавшей упоминание одиозной для власти фигуры Л.Д. Троцкого.

В 1935, кажется, разоблачили.

* * *

В 2002 г. мне в коллективном сборнике "Рукописи, которых не было", посвященном фальсифицированным фольклорным текстам, довелось подготовить раздел "Советский эпос 1930-х - 1940-х годов"[1]. Там было републиковано 40 текстов плачей - по В.И.Ленину, С.М.Кирову, А.М.Горькому, Н.К.Крупской, по летчикам С.А.Леваневскому, В.П.Чкалову, А.К.Серову, П.Д.Осипенко, по Зое Космодемьянской.

Такого рода плачи, наряду с поэтическими сказами, новинами и советскими сказками, составляли особый пласт произведений, порожденных творческим союзом фольклористов со сказителями. Известно, что собиратели инспирировали создание произведений советской тематики, наставляли сказителей в их творчестве, напрямую редактировали записанные тексты[2].

Однако тезис о спровоцированности советских плачей требует своего уточнения и углубления. В сфере фольклорной культуры спровоцированным, то есть выведенным на поверхность, может быть только то, что в той или иной форме заложено, скрыто в традиции.

Известно, что во многих регионах России плачеи - женщины, владевшие причетной традицией - могли легко и естественно по просьбе пришедшего к ним человека оплакать далекого (неизвестного им) покойника.

Второй составляющей для советских плачей о вождях - составляющей, лежащей в глубинах фольклорной традиции - стали так называемые "плачи на случай", в которых русская женщина выражала свою жалобу на тяжелую жизнь: грубость свекра; жестокость мужа; несправедливость властей и т.д. Такого рода голошения-жалобы, нередко обращенные к умершим родителям, становилась как бы медиатором между нашим миром (женщиной) и миром "предков", к которым и была обращена жалоба.

Предметом нашего анализа являются плачи о Ленине. В своем сборнике мы републиковали 19 текстов, каждый из которых в 1930-е годы был напечатан по несколько раз в разных изданиях (от двух до шести публикаций). Цель же нашего доклада - показать, как идеологический диктат сказывался на текстах, созданных народными сказителями. Мы постараемся выявить соотношение фольклорного и псевдофольклорного начал в советских причитаниях 1930-х гг...

[...]

В ноябре 1924 г., всего через несколько месяцев после смерти В.И.Ленина, студентом Иркутского университета Н. Хандзинским в Иркутске был записан "покойнишный вой" по главе первого советского правительства. [...] Запись сделана от шестнадцатилетней крестьянской девушки Катерины Перетолчиной, жившей в прислугах в Иркутске. Исполнительница сообщила, что плач был сочинен в с.Кимильтей, откуда она была родом, на посиделках ("На посиденках сочинили") в день, когда до села дошла весть о кончине В.И.Ленина. Инициатива создания причитания исходила от местных комсомольцев:"Вот, девчонки, тут бытто Ленин в гробу, а вы давайти войти"... Мы хадили кругом и па ём выли; он записывал слава. Патом сабрали бытто похараны, сделали гробик и выли па ём; адевали на сибя все чорная[4] 4 "Вой по Ленину" не был одобрен старшим поколением села. Катерина Перетолчина передала собирателю следующие слова односельчан, узнавших о плаче:"Выдумывати там какова-та чорта!"[5]

https://propagandahistory.ru/1299/Plachi-o-Lenine-v-svete-folklornoy-traditsii-i-sovetskoy-ideologii
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 2 comments