Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

А. Верещагин


«("O rus! О Русь!") Было - стало. Вся судьба русской деревни в этих снимках из одной усадьбы под Москвой.

При слове "деревня" почему-то приходят в голову одни мужики и лапти, однако деревня была источником высокой культуры ("уехал к себе в деревню и засел писать"). Сколько было написано великих вещей именно в деревне? Пушкин, Толстой, Чичерин, композиторы русские - бесконечен будет список "деревенских" авторов того времени. А вот за последние полвека (это как минимум) в деревне не было создано ничего значительного. Правда, его и в городе создано было немного - и я даже подозреваю, что между этими обстоятельствами есть неслучайная связь.

Думаю также, что презрительное "эх ты, деревня!" - это советское. В СССР разверзлась культурная пропасть между городом и деревней, которой не было раньше. Усадьбы разорили, помещиков убили, церкви закрыли, священников расстреляли, потом и до мужиков лучших добрались - и что в итоге осталось? А ничего не осталось. Пус-то-та. Только ветер свистит в разинутых окнах опустелых домов.

Волшебства Интернета позволяют без труда разобраться, что на этих снимках к чему. На первом (1861 г.) мы видим один из тогдашних способов доведения важной правовой информации до населения - чтение манифеста. Можно с почти полной уверенностью сказать, что чтецом выступает князь Петр Трубецкой. Ему почти 40 лет. Дама на ступеньках - его жена Варвара Юрьевна (собственно, это ЕЕ имение, доставшееся ей от деда, генерал-фельдмаршала князя Прозоровского). Девочки на балконе - их дочери: Елена (постарше) и Мария (поменьше). Дом совсем молод, примерно как дочери, хотя и не подумаешь: построен княгиней в старинных формах расстрелиевского барокко, под восемнадцатый век.

Князь скоро к жене охладеет, если не охладел уже. За границей он встретится с Адой Винанс, американской пианисткой, женится на ней и станет двоеженцем. За это въезд в Россию будет ему воспрещен. Потом они с княгиней формально разведутся. От нового брака у него родится сын Паоло Трубецкой; станет знаменитым скульптором, создаст знаменитый (and very controversial) памятник Александру III по заказу царской семьи, установленный на Знаменской площади перед Николаевским вокзалом и едва уцелевший в советское время.

Девочки... О них мало что известно. Но они проживут долго, доживут до Катастрофы и окончат свои дни в эмиграции во Франции. Там же, но гораздо раньше, в спокойные еще времена, умрет их отец. Его надгробие я видел близ русской часовни на горе в Ментоне. Вид оттуда на Средиземное море - бесподобный...»

https://www.facebook.com/alex.vergin/posts/10220615503369572

Фотографии по ссылке
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments