Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

МОЦАРТ И САЛЬЕРИ

(комментарий к записи Пионера)

Дополнительное к хронологии:

Я неспешно готовлю к публикации материалы закрытого сообщества русских националистов за примерно 2004-2009 годы. В нём большое количество записей, их нужно разобрать и преобразовать в удобочитаемый вид (в роде помесячных лент с развёрнутыми комментариями), а затем получить на подготовленную публикацию согласие других участников, которым прежде потребуется время, чтобы её просмотреть, на что, вероятно, в сумме уйдёт месяца два.

В этом сообществе в начале 2005 года, чтобы прояснить разницы наших позиций с Константином, я сформулировал развёрнутый список пунктов, Константин на них столь же развёрнуто и отчётливо ответил.

На все пункты, которые касались либерально-демократических собственных воззрений, а также задач придания формируемому русскому национализму и русскому движению либерально-демократической повестки, Константин ответил безусловным согласием.

Демократизм при этом не подразумевал "плебейства". Сознание ведущей, нациообразующей роли и ценности -- в национальной жизни и цивилизационно-абсолютной -- культуроносного, качественно-образованного слоя, "рюриковых людей", было присуще Константину всегда. Константин изначально адресовался не к социальным низам, а прежде всего к университетски образованным людям. (Еще в 1998 году Константин определял дальнюю сверхзадачу "Русской доктрины" и др. подобных начальных точек кристаллизации -- послужить зародышами восстановления русского национального интеллектуального сообщества) [*]. Никакого, ни малейшего влияния в этих отношениях Галковский на Крылова никогда не оказал.

[*] Уже первый, знаменитый текст Крылова "Россияне и русские : К постановке проблемы" (1993) написан опеределённейшим образом для образованного слоя (красноречиво, что газета "Завтра" и проч. "патриотическая печать" 1990-х отказалась его публиковать), и уже даже в сугубо механическом отношении содержит производные от корня "интел*" (интеллектуальный, интеллект, интеллигенция) употребляемые около 30 раз.


Но если для Галковского русский народ -- это презираемый плебс, то для рюриковых людей, русских par excellence по Н.И. Ульянову, русский народ -- это их народ, за судьбу которого они, как национальная аристократия, несут ответственность.

* * *

Коренная, подлежащая причина этого различия между Крыловым и Глаковским мне видится в различии их личностного сложения. Крылов -- эмпат, а Галковского даже не назовешь социопатом; до обычной мерки социопатической грани он не поднимается, т.к. и социопату обыкновенно свойственна расположенность и лояльность к какому-то его кругу, между тем как Галковский -- социопат почти абсолютный, вырожденный, степени социопатии которого мог бы позавидовать Коба. (К слову, в готовимых мною материалах мелькают иногда мимоходные, но красочные замечания о Галковском со стороны людей, имевших несчастие соприкасаться с ним по "Консерватору").

Некогда я писал о сложении и истории Галковского: «Насколько я понимаю, Галковский в раннем возрасте и в период формирования был травмирован какими-то событиями, о которых у нас судить возможности нет, но в число которых в частности входила невысокая (или недостаточная, с его точки зрения) оценка его самого окружающими и, видимо, какие-то унижения». Последней из виденных мною записей Галковского стал его "некролог" Крылову, точнее первая его часть (говорят, что есть ещё и вторая) -- после неё читать Галковского мне впредь более не суждено, омерзение человеческой низменностью не позволит. Но целиком от памяти избавиться невозможно, и я помню, что незадолго перед тем я также видел свежие откровения Галковского о том, как его в семействе ежедневно унижали и шельмовали до возраста 35 лет или около того. Говорят также, что Галковский недавно выпустил книгу "Сестра" или "Письма сестры", которую я не читал, но видел о ней пару кратких обзоров во френд-ленте (вот, погуглил: первое, что нашлось -- https://wg-lj.livejournal.com/1953807.html, https://ssmirnoff.livejournal.com/3639665.html и т.п.), и насколько можно понять, в этой книге он тоже рисует картину непрерывных домашних унижений продолжавшихся до середины его взрослой жизни. Конечно, как ко всему говоримому Галковским, к этим "откровениям" следует относиться со скепсисом, но если в этих его описаниях верна хотя бы часть, то она позволяет понять причины сложения психической конституции Галковского.

Но что сложилось, то во всяком случае сложилось: мелкий, злобный, низменный зверёк -- противостоящий благородному и великодушному Крылову.

* * *

Наложить на это сальеристскую зависть Галковского к Крылову, не только стоявшему по своим дарованиям много выше Галковского, но и как последнему, очевидно, мнилось, якобы поэтому "занимающему" и "заедающему" место Галковского -- "крокодил солнце проглотил" -- и вот ясная картина психодинамики отношения Галковского к Крылову. Породившей не только многолетнюю, но и уже посмертную травлю Крылова.

Русская литература велика между прочим и тем, что иногда пророчит картины будущего. Пушкин писал "Моцарт и Сальери" как фантастическую трагедию, исторически-действительный Сальери не был фигурой изображённой Пушкиным. Но проклятая ирония русской истории явила нам вживую пару, которая, как оказалось, была всего лишь предсказана Пушкиным на наше собственное будущее.
Tags: Крылов
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments