Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

О НЕКОТОРЫХ ТРИВИЯХ


Митя Ольшанский в очередной раз удалил меня из ФБ-френдов, поскольку же дневник у него открыт только для оных, то запись я теперь найти не могу, но рассуждал Митя так:

Почти все мы, говорил Митя своим читателям, генеалогически (генеалого-статистически) вышли из крестьян и родились в СССР, поэтому должны себя соотносить (1) с дореволюционными крестьянами, а не с дореволюционным образованным слоем, (2) с СССР, а не с дореволюционной Россiей как родиной.

Митя тут на себя наговаривает: сам-то он вышел не из русских крестьян, а из многонациональных чекистов, с коими себя все 2000-е гг. и соотносил.
Но то Митино мелкое личное дело, большáя же его неправота его в другом:

Качественный культурный слой нации создаёт культуру и поведенческие образцы не только для себя нынешнего, но предназначенные для усвоения (1) всеми, кто, благодаря своим дарованиям и трудам, вступает в этот расширяющийся слой, каково бы ни было социально-генеалогическое происхождение вступающего, (2) предназначенные также, пусть и не в полной, а в возможной мере, для усвоения и низами общества, по мере подъёма их образовательного и культурного уровня.

Когда современная девочка-школьница танцует на выпускном балу, она воображает себя Наташей Ростовой, а не крестьянкой, которой может быть была её (школьницы) пра-прабабка. И правильно делает. Это пример по №2.

Про №1 и говорить нечего: русскому образованному человеку с культурным багажом (а также умом, совестью и талантом) естественно отождествлять себя в первую очередь с русским культурным слоем, в его тысячелетнем существовании, а не с русскими низами. По отношению к низам образованному человеку естественно испытывать чувства отеческие, патриархально-барские, чувства национального аристократа ответственного за судьбу своего народа, чувство долга. Но самоотождествляющее сознание ему естественно испытывать по отношению к тысячелетнему русскому культуроносному, нациообразующему слою – от князей, бояр, княжих мужей, огнищан, мечников, тиунов, дружинников, епископов и летописцев до дворян и качественной интеллигенции. Ему естественно отождествлять себя с рюриковыми людьми – которым Рюрик оставил своё дело и наследие, и свои властительные права.

«... боль несмываемых обид,
Усобица и сон кровавый,
Но то, что нам принадлежит
По вечному, святому праву...»


Русский национальный проект ему естественно воспринимать как проект тысячелетнего русского культуроносного слоя, к которому он принадлежит вне зависимости от его личной социальной генеалогии, и в силу этого ЕГО СОБСТВЕННЫЙ проект, с той же заботой и страстью.

* * *

Что до вменяемой якобы "обязанности" ощущать себя советскими людьми, а СССР – "нашей родиной", то факт рождения в тюрьме (а СССР был именно тюрьмой для русского народа) не делает тюрьму родиной человека.

Рождение в СССР делает родившегося не советским, а подсоветским человеком.
Советизм для русского не имманентен, а внешен по отношению к нему, и не просто внешен, а антагонистично внешен.

У русского народа, поэтому, не было "советской эпохи", а была эпоха подсоветская.
Был подсоветский период русской истории, подсоветский период русской культуры и т.д.

При этом, кроме русского народа, в РФ сложился и существует также и советский народ, для которого имманентен как раз советизм и культурно-идентитарное происхождение не из аристократии и качественной интеллигенции и созданной ими высокой русской культуры, а от низкокачественной нетрудовой полуинтеллигенции и её культурного, социального и исторического сознания.

Я об этом писал ранее [1], повторяться не стану.

Национальная задача русского народа по отношению к советскому состоит в том, чтобы его раскассировать и ассимилировать.

Точно так же, как и по отношению к его культуро-структурному брату -- украинскому народу.

* * *

Иногда встречаются умилительные требования-претензии: де, необходимо определиться, с кем ты себя отождествляешь: с государем и дореволюционной консервативной партией, или же с русской интеллигенцией того же времени; мол, соотносить себя можно только с одним из них.

Как "консервативная партия", так и русская интеллигенция – это две части одного слоя разделённые по признаку, который (как и вызванная этим делением внутрисемейная ссора) утратили значение. Старая русская земельная аристократия не желала поделиться местами в верхних слоях социальной стратификации с поднимающимися классами – с качественной русской интеллигенцией (прежде всего) и русской буржуазией [2] – поделиться со скоростью, которая устроила бы поднимающиеся классы. Династия же занимала в конфликте положение, которое интеллигенции казалось (и отчасти действительно было) "слишком на стороне земельной аристократии". Вот и весь "конфликт февраля", в его главнейшем разрезе. Конфликт этот был _внутри_ русского культуроносного слоя, между его частями. Владевшими одной культурой и обучавшимися в одних друг с другом гимназиях и университетах.

Можно долго обсуждать в подробностях, кто был более в этой внутрислоевой ссоре более прав: государь или напр. Бальмонт с его поджигательскими стихами.

Но современный русский образованный человек является наследником обеих частей русского культуроносного слоя, какая бы внутрисемейная ссора их не разделяла в своё время.

Упомянутая претензия, соответственно, это претензия такого рода:

Папа и мама ссорились, как это бывает в семьях.
Благодаря их ссоре кто-то не запер щеколду, и в дом ворвались чеченцы.
Папу и маму чеченцы убили, часть братьев и сестёр убили тоже, другую часть перекалечили, посадили в зиндан, мучили, использовали их всю жизнь как рабов.
И вот, к выжившему ребёнку на старости его дней приходят и говорят:
– Реши, кто виновен в твоей судьбе: папа или мама.




[1] https://oboguev.livejournal.com/6456166.html

[2] Интеллигенция = слой людей со значительным культурным капиталом, при этом культурный капитал составляет их основной актив. Русской буржуазии было, увы, кот наплакал, при этом её интересы в основном разрешились после конституции 1905 года. Участвовавшие в февральском перевороте буржуа вроде Гучкова и Терещенко были одновременно крайне высокообразованными и высококультурными людьми, т.е. обладали двумя активами: как культурным, так и материальным капиталом, но именно в организации переворота двигались интеллигентской мотивацией, т.е. выступали в социально-психологической роли преимущественно интеллигентов (мотивируемых культурным капиталом), а не буржуа (мотивируемых материальным капиталом).
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 8 comments