Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

КОММЕНТАРИЙ К ЗАМЕЧАНИЮ НАТАЛИИ ХОЛМОГОРОВОЙ


> Как позиционировать себя по отношению к "движу" - или тому, что от него осталось? [...] Главное, что нужно знать о людях из движа - это те, у кого уже ничего не вышло.

Вышло или не вышло -- об этом ведь надлежит судить по сравнению с тем, что гипотетически __могло бы__ выйти.

Оглядываясь назад в прошлое, русский "движ" эпохи 1998-2020 существовал в условиях:

1) Отсутствия русской национальной буржуазии
2) Вырезанности и обескровленности русского интеллектуального слоя
3) Полицейских преследований

Условия (1) и (2) означали макросоциологическую невозможность воссоздания русского национального общества.

Условие (3) в добавление к (1 прежде всего) уничтожило те ограниченные инициативы, которые могли бы реализоваться в менее репрессивной среде -- прежде всего, НДП как парламентскую партию и политическое движение.

Прояснение (1) -- это ведь тоже один из результатов "движа". Ранее на карте русского общества существовало белое пятно, и было неясно, есть в нём кто-либо или нет. Опыт НДП позволил выяснить с отчётливостью, что никого нет, русской национальной буржуазии не существует, и стереть это пятно с карты.

Я три года назад написал отклик на рецензию Крылова на вашу статью; не знаю, видели ли вы этот мой отклик. Читать нужно с комментариями: https://oboguev.livejournal.com/6167461.html (можно сделать expand all комментариям внизу страницы).

* * *

Что же в перечисленных условиях мог осуществить "движ"?
Он мог родить новое сознание, представляющее собой шаг вперёд по сравнению напр. с сознанием подсоветской "русской партии" (и более-менее современных ей других сознаний: НТС и т.д.), и распространить его среди некоторого количества людей.
Сделал ли он это?
Кажется, что сделал, и что этот итог станет отправной точкой для следующего поколения русских.
Которое, скорее всего, тоже не достигнет успеха в построении русского общества (в своей заметке я пишу о том, почему в условиях глобализации становление станционарной, и тем более национальной буржуазии системно-невозможно) -- "я не первый воин, не последний, долго будет родина больна".
Но то, что нашему поколению русских националистов было всё-таки под силу сделать, оно, кажется, сделало.

* * *

А что результаты оказались гораздо меньше надежд, то это безусловно верно:

«О жертвы мысли безрассудной,
Вы уповали, может быть,
Что станет вашей крови скудной,
Чтоб вечный полюс растопить!
Едва, дымясь, она сверкнула
На вековой громаде льдов,
Зима железная дохнула —
И не осталось и следов».

Но человек вообще жив надеждой. Если бы русские изгнанники 1920-х гг. знали наперёд и достоверно, что ни им, ни их детям уже не суждено вернуться в Россию, что русский культуроносный слой погибнет и прервётся, а низовые массы русского народа будут доведены до степени почти стирания связи с прежней русской жизнью -- какую часть дошедшего от них до нас они смогли бы создать?
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 15 comments