Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

Мих. Ремизов, из классической статьи 2004 года


«Чем вообще революция отличается от погрома или от карнавала? Тем, что толпа в ней стремится к иному, нежели она сама, она хочет быть народом и требует признания в этом качестве. Революционные технологии — это механизмы придания «целеустремленной» толпе статуса народа.

Специфика «бархатных» революций в том, что этот статус не завоевывается «революционной массой», а приходит к ней извне.

Именно внешний центр власти — не столько по дипломатическим каналам, сколько по каналам мировых СМИ, — гарантирует статус митингующих в качестве авангарда народа, вышедшего на сцену истории, чтобы сменить режим.

Снова оговорюсь. Внешнее признание важно для любого революционного режима, но в одном случае оно только СЛЕДУЕТ за фактом взятия власти, а в другом — логически ПРЕДШЕСТВУЕТ ему. В этом смысле совершенно не важно, была или нет «оранжевая» толпа тайно «сфабрикована» манипуляциями глобального гегемона, важно, что она была открыто «коронована» его рукой.

Возможна ли революция без этой внешней санкции? Разумеется. Но революция принципиально не «бархатная». В случае классической революции механизмом становления толпы в качестве народа является насилие. Насилие, успешно примененное в нужное время и в нужном месте, то есть, как правило, — в чрезвычайной ситуации и в символьном центре власти. Собственно, политическое насилие является единственным способом «САМОУЧРЕЖДЕНИЯ» народного суверена из стартовой ситуации «небытия».

Но именно на политическое насилие и наложено табу в рамках логики «бархатных революций». Они происходят в ситуации, когда, во-первых, действующая власть неспособна насильственно защититься от «изненасилования» (как удачно сказал Егор Холмогоров) со стороны технично организованной толпы. А во-вторых, и сама толпа неспособна «в борьбе обрести право свое», право быть народом, право создавать право.

Эта неспособность имеет общий источник: принятие логики мировой империи.

Империя, как известно, — «это мир». Главный признак имперской политики в том, что имперский центр монополизирует политическое насилие как подлинный источник суверенитета. Политическое насилие существует в двух основных формах: право на войну и право на восстание. Первое определяет государя как действующего суверена; второе — народ как своего рода «спящего суверена», каковым он предстает в современной, демократической картине мира.

Логика поведения США как имперского центра такова, что любая власть, инициирующая войну, рассматривается либо как действующая от имени и по поручению империи, либо как «международный преступник». То же самое касается и народа. Народ, реализующий суверенное право на восстание, точно так же ставит себя вне политико-правового поля мировой империи, как и государь, суверенно принимающий решение о войне.

Для всех «спящих суверенов» Северной Евразии, грезящих о революции против своих «прогнивших режимов», выбор простой: либо стать в момент этой революции «народом-изгоем», если революция будет настоящей, либо — «народом-вассалом», если она будет устлана «бархатом».

Проектное понимание революции как акта коллективного вхождения в вассалитет открывает новую страницу в философии неоколониального мироустройства. В классическом случае революция по определению антиколониальна, поскольку создает эффект присутствия политико-правовой субъектности на колонизируемом, т.е. мыслимом как бессубъектное, пространстве. В случае постсовременном гегемония строится не на отрицании субъектности колонизируемых, а на ее программировании.

С этим связана изощренность неоколониализма.

«Бархатная революция» — это НЕОКОЛОНИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ, вшивающая в саму структуру революционного субъекта и, следовательно, государствообразующего субъекта, ГЕН ЗАВИСИМОСТИ. Оранжевая толпа стала «украинским народом» (т.е. субъектом революции) по мановению мировых СМИ и по мандату мирового гегемона. Отныне «украинская нация» (т.е. субъект государства) является таковой только ОТНОСИТЕЛЬНО имперского центра и ВНУТРИ имперского поля.

Цепная реакция бархатных, неоколониальных революций призвана [...] деконструировать, обессмыслить антиколониальную революционно-демократическую тенденцию».

https://apn-nn.com/analytic/neokolonialnaya-revolyutsiya-osmyslenie-vyzova
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments