Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

Советская "элита" поднялась из грязи в князи, но осталась грязью


Последнее слово Ефремова на суде поставило окончательную точку в каминг ауте, который он совершил по ходу гениально выбранной линии защиты. Судя по настрою, бедный артист всерьез одержим дилеммой «Тварь я дрожащая, или право имею».

Причем, как и у Достоевского, речь идет не о каких-то там общегуманистических буржуазных «правах человека», навязанных нам с Запада, а о «древнем феодальном праве элиты» безнаказанно убивать мелких людишек.

Некоторые фрагменты речи создают впечатление, что Ефремов не столько стремится оправдаться или разжалобить судей, сколько хочет доказать себе и окружающим, что отсутствие безнаказанности вовсе не означает его непринадлежность к элите. Похоже, его заботит не только тюремный срок, но очевидное «разжалование» из числа «Права имеющих», которое он принимает близко к сердцу.

[...] По ходу делает еще один любопытный каминг аут. Признается, что власти благоволят ему настолько, что он мог бы легко отмазаться от суда, но не стал этого делать по доброте душевной. Признание [красноречивое в устах] человека, который ранее занимался виртуозным обличением беззаконностей, творимых российской властью.

[...]

Древние греки тоже были и рабовладельцами, и хозяевами крепостных илотов, но эллинский идеал аристократа - это не «Право на убийство смерда», а «Калокагатия», «гармоничное развитие личности», соединение физических, интеллектуальных и нравственных совершенств.

У любой традиционной аристократии (и старорусская – не исключение) с убийством был связан культ поединка с равными, и он действительно составлял часть аристократического идеала (на чем попались Пушкин и Лермонтов).

Элитарный идеал «по Достоевскому» не случайно привязан к Наполеону и его культу в сознании обывателей XIX. Речь идет о «новых людях», о «восставших хамах» и о новой элите, из этих «хамов» образовавшейся.

Поскольку «восставший хам» где-то глубоко внутри сознает всю свою низость, то и не удивительно, что идеал «поединка с равными» преобразился в его сознании в императив «убийства смердов».

Тот самый жест, который в извращенном сознании дегенерата должен возвысить его «над толпой скотолюдей», на самом деле как раз уравнивает его с ними и показывает его истинный уровень.

https://kornev.livejournal.com/569450.html
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments