Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

О РАЗНОМ


Егор Холмогоров принялся за составление автоагиографии (что и не было бы бедой, кабы он не составлял её на чужой счёт) и, в качестве части проекта, за избавление от людей создающих своей памятью трение для этого важного дела и мешающих ему скользить как по маслу.

В чём нельзя Егору отказать, так это в тщательности: не удовлетворившись в забанивании меня в ФБ, он также забанил меня на своём сайте "100 книг", и забанил бы наверное и на остальных, кабы там имелась такая возможность.

* * *

Последние промелькнувшие в ленте Егоровы слова, которые я увидел -- это обширное рассуждение о том, что демократия приводит к национальной гибели. Если бы Егор дополнительно скрасил своё рассуждение отсылками к железному закону олигархии и к principal-agent problem (трактующей о различии интересов между владельцем имения и управляющим), то рассуждение обрело бы закруглённость.

Рассуждение Егора вдохновлялется американским примером.

США или, точнее, "ветхая" американская нация -- американский национальный проект существовавший со времён отцов-основателей по 1980-е гг. -- участью которой и вдохновлено егорово рассуждение, погибла в первую очередь из-за политики целенаправленного массового вввоза групп населения как можно более удалённых антропологически от образовавших страну европеоидно-христианских групп. Эта политика была инициирована в 1960-е гг., и её движителем, причём единственным движителем, являлись еврейские организации и активисты, продавливавшие это изменение иммиграционной политики в еврейских этнонационалистических интересах, для слома белого (европеоидно-христианского) национализма, т.е. для слома становления США в качестве национального государства.

Никакие другие общественные группы, в т.ч. недавних иммигрантов (вроде поляков, азиатов и др.), не пылали поддержкой этой политики. Евреи были единственным её движителем. То, что эту политику удалось провести, с известным ныне результатом, является крупнейшим в мировой истории провалом демократической механики.

Демос, от номинального имени которого вводились эти политики, полвека спустя утратил (в лице своих потомков) свою страну, обращён в политически-бесправное меньшинство лишённое медийного и политического представительства, утратил собственную территорию и владеемую им среду обитания, и его будущее отныне -- это дальнейшее хирение, с плавным переходом в мемориальную фазу, навроде русских в Туркестане.

Если бы такая перспектива была предложена избирателям США 1960-х гг. на рефередуме, то она бессомненно была бы не то что гневно отвергнута, но попросту не дошла бы до рассмотрения. Тем не менее её удалось провести через демократическую машину, что явилось не только величайшим провалом демократии в мировой истории, но провалом красноречивым. Управляющий даже не украл имение, а его уговорили за мелкую понюшку имение попросту сжечь.

(Примерно та же картина еврейской роли в формировании иммиграционной политики наблюдается и в других государствах: Англии, Канаде, Австралии и др.)

Массовый импорт населения антропологически удалённого от народа-хозяина был, разумеется, не единственным каналом этнической войны евреев против нееврейского общества. Боевые действия включали также разнообразные аспекты культурной войны и патологизации идентичности народа-хозяина.

Егорово рассуждение в этой части, таким образом, верно. При столкновении с еврейским этнонационализмом демократия нееврейского общества и само это общество не смогли устоять.

* * *

Нельзя, таким образом, сказать, что егорово рассуждение неверно, но вот в чём штука: при внутриобщественном столкновении с евреями к национальной гибели приходит не только демократия, но вообще всякий политический строй.

Персидскую империю нельзя назвать воплощением либеральной демократии. Однако праздник Пурим торжествует вырезание по еврейской указке персидской элиты, после чего персидская империя пала.

Российскую империю также нельзя считать полным воплощением идеала либеральной демократиии. Однако приложением пуримного рецепта применительно к русской истории является "великая октябрьская революция", а до неё -- до-"февральская" подготовительная часть, причём во всех частях спектра от центра влево (ЦК кадетской партии сами участники неслучайно называли "синедрионом", не говоря уже об источниках финансирования партии, то же относится и к левым группировкам, причём ещё со времён "хождения в народ").

Нельзя считать полным воплощением идеала либеральной демократиии и Германскую империю образца до 1918 года. Империя рухнула при критической роли левых радикалов и SPD, а каков был этнический состав их руководства -- об этом пишет в своём исследовании автор железного закона олигархии.

Недемократическим государствам удавалось спастись от падения во внутреннем соперничестве с евреями лишь в том случае, если они изгоняли евреев. Западноевропейские государства (в первую очередь Англия), поднявшиеся в 17 веке до конкуренции с могущественнейшей до того Испанией -- это государства изгнавшие евреев. Испания же, напротив, раздираемая этническим конфликтом между евреями и не-евреями, стала клониться к упадку и, в частности, не смогла стать родиной Просвещения или последовать за ним.

Этот список можно продолжать, напр. указаниями на помощь, которую евреи оказывали исламским завоевателям в Испании и Византии, судьбы Польши и Австро-Венгрии и её обломков и т.д., но общее заключение ясно:

Недемократические общества не могут похвастаться лучшим track record успешности и выживаемости во внутренней конфронтации с евреями, чем демократические.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 6 comments