Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

ЕСТЬ ЛИ У ЗАПАДА БУДУЩЕЕ?


«В исследовании «Культура агрессии» (1998) я писал, что «части народов европейского происхождения со временем осознают, что идеологии мультикультурализма и деэтнизированного индивидуализма нанесли и продолжают наносить им вред». Я предсказывал рост межгрупповых конфликтов, а также усиление социального контроля, которое потребуется для поддержки мультикультурного проекта:

«Невозможно переоценить значение межгрупповой конкуренции. Я считаю крайне маловероятным, что западные общества, основанные на индивидуализме и демократии, смогут долгосрочно выжить при легитимации конкуренции между непроницаемыми группами, членство в которых определяется этнической принадлежностью. Обсуждение в моей книге [...] убедительно свидетельствует о том, что в конечном итоге групповые стратегии наталкиваются на порождаемые ими ответные групповые стратегии и что общества становятся организованными вокруг сплоченных, взаимоисключающих групп. Таким образом, недавнее мультикультурное движение можно рассматривать как тенденцию к глубоко незападному развитию – к форме социальной организации, которая исторически была гораздо более типичной для сегментированных обществ Ближнего Востока, сосредоточенных вокруг раздельных внутренне-однородных групп.

Существует поэтому значительная вероятность того, что индивидуалистические общества не переживут внутриобщественную межгрупповую конкуренцию, которя становится всё более распространенной и интеллектуально респектабельной в Соединенных Штатах. В Соединенных Штатах мы в настоящее время идем по взрывчатому пути ведущему к этнической войне и развитию коллективистских, авторитарных и расистских анклавов. Хотя этноцентрические убеждения и поведение считаются морально и интеллектуально законными только среди этнических меньшинств в Соединенных Штатах, теория и данные, представленные в [...], указывают на то, что вероятным результатом нынешних тенденций станет усиление этноцентризма также среди народов европейского происхождения.

Можно ожидать, что по мере обострения этнического конфликта в Соединенных Штатах будут предприниматься все более отчаянные попытки поддержать идеологию мультикультурализма с помощью изощренных теорий психопатологии этноцентризма группы большинства, а также посредством установления полицейского контроля государства за несоответствующие мысли и поведение».

Как обсуждалось в главе 8, многое из этого уже происходит. Идеология, согласно которой белый этноцентризм не имеет интеллектуальной основы и является признаком психопатологии, продвигается средствами массовой информации и во всей системе образования более энергично, чем когда-либо прежде, в то время как этническая идентификация и интересы небелых наоборот поощряются. Ненависть среди небелых против белых, особенно ненависть к белым мужчинам, явно растет – и эта ситуация неизбежно заставляет белых всё более сознавать себя как группу. Мы также наблюдаем всё более строгий общественный контроль, пытающийся поддержать мультикультурное государство – как неформальный контроль, основанный на консенсусе элиты (увольнение с работы, остракизм), так и во многих частях Запада юридические наказания для лиц, выражающих про-белые взгляды или инакомыслие по поводу расы, миграции или важности еврейского влияния.

Многие комментаторы нынешней ситуации в Америке отмечают усиление поляризации и неспособности общаться через политический – и все более и более этнический – раскол. Противоборствующие группы имеют непримиримые взгляды на мир и рассматривают другую как воплощение зла, что очень напоминает милленаристское мышление, которое обсуждалось в главе 6 как сильная тенденция в американской истории. Как писал М.Э. Брэдфорд, «мы находимся на пути к полноценной пуританской риторике постоянной борьбы против "сил тьмы" – к всеобщим вооруженным лагерям, ведущим смертельную борьбу друг против друга».

По мере того, как это продолжает разгораться, все стороны нарастающе считают конфликт непримиримым. Это приводит к экзистенциальному столкновению, в котором на карту поставлены фундаментальные ценности. Хиллари Клинтон, комментируя ядовитую атмосферу американской политики в 2018 году, отметила, что цивилизованность в американской политике может быть восстановлена лишь ​​только в том случае, если её сторона, демократы, восторжествует: «Вы не можете быть цивилизованными с политической партией, которая хочет разрушить то, за что вы стоите, что важно для вас».

Это указывает на возможность гражданской войны. Действительно, опрос Расмуссена в 2018 году показал, что 31% американцев думают, что гражданская война может скоро начаться.

Один из возможных сценариев гражданской войны был представлен ​​Майклом Влахосом, который отмечает, что гражданские конфликты начинаются, когда население дробится на противостоящие лагеря:

«Сразу после выборов 2016 года мы стали свидетелями раскатистой риторики синих и красных элит – по вопросам о наполнении Верховного суда, упразднения коллегии выборщиков, отмены Второй поправки, полной отмены федерального закона штатом, ограничения прав избирателей и использования 25-й поправки Глубинным государством. Всё это потенциальные крайности, которые не только разрушили бы наш конституционный порядок, но и перекосили бы его в сторону юридической конструкции добродетели одной стороны, тем самым разрушив любую видимость приверженности закону другой. Со временем каждая группа эмоционально погружается в страсть разрушить старое и создать что-то новое.

Конституционные нормы, следовательно, существуют лишь условно, до тех пор, пока они не будут окончательно отменены, и только до тех пор, пока сохраняется шатко сбалансированный электоральный разрыв. Большой исторический сдвиг в пользу одной партии над другой очень быстро ввергнет нацию в кризис, потому что партия с новым мандатом поспешит ввести в действие свою программу. Сама угроза такого конституционного демонтажа была бы верным поводом для войны. Такие настроения в 1770-х годах против Британии, а затем в 1850-х годах против партии рабовладельцев были настоящим переломным моментом. Дело Дред Скотт против Сэндфорда было не только таким переломным моментом в 1857 году, но подсознательно его наследие тяжело давит и на сегодняшних американцев, поскольку они размышляют – зачастую с истерической страстью – о ужасных последствиях назначения Кавано в Верховный суд.

Ясно одно: две враждующие стороны не примут ничего меньшего, как полного подчинения другой стороны, даже если проигравший никогда не подчинится [т.е. конфликт станет вечным]. Более того, этос каждой фракции не допускает сопереживания другой».

Влахос предполагает, что «в конечном итоге может произойти разборка на национальном уровне, фактическое разделение родственных связей, при котором Синий и Красный регионы пойдут – и будут управлять – своими собственными путями, сохраняя при этом внешнюю фикцию титульных Соединенных Штатов». Однако:

(1) Фракции на самом деле не столько региональные, сколько городские-сельские и белые-небелые, хотя, конечно, эти вопросы в некоторой степени сливаются. Во всех «голубых» штатах существует разделение между сельскими районами и крупными городскими центрами, которые доминируют политически, что делает региональное разделение неэффективным. Более того, разделение региона по чётко определенным идеологическим линиям, как это произошло во время гражданской войны, было бы намного проще, чем разделение искусственным образом, поскольку разделение создало бы огромные логистические проблемы.

(2) Некоторые аналитики предложили различные схемы раздела Соединенных Штатов для создания белого этногосударства. Такое создание будет включать перемещение населения по образцу изгнания этнических немцев из Восточной Европы после Второй мировой войны и раздела Индии и Пакистана в 1948. В обоих случаях перемещаются миллионы людей, что увеличивает этническую и религиозную однородность обеих областей. Такая схема в современных Соединенных Штатах была бы связана с огромными логистическими трудностями, но, безусловно, была бы возможна при наличии достаточной политической воли.

(3) Основная трудность с расовым разделением состоит в том, что левые готовы стать постоянным большинством в рамках нынешней системы из-за импортированного электората. Левые демонстрируют всё более авторитарные тенденции, направленные на предотвращение образования белого этногосударства. Левые не проявили терпимости к голосам несогласных, и более того: несогласные рассматриваются как олицетворение зла – точно так же, как и в период накануне Гражданской войны. Если левые действительно получат власть, ожидается усиление политических репрессий, прекращение защиты свободы слова Первой поправкой, радикальные изменения в Конституции, более или менее официальная антибелая риторика, дальнейшее удаление исторических памятников и усиление уровня идеологической обработки в системе образования.

Если это верно, тогда мы должны ожидать насилия в качестве части уравнения. Как бы выглядела такая война? В настоящее время белая / сельская сторона будет иметь некоторые преимуществ с точки зрения владения оружием и представительства в полиции и вооруженных силах, особенно в высших эшелонах, но это не гарантия победы.

Я согласен с Энохом Пауреллом: «Когда я гляжу в будущее, меня наполняют дурные предчувствия; как и римлянин, я, кажется, вижу реку Тибр, пенящуюся от большого количества крови». Все утопии, выдуманные левыми, неизбежно ведут к кровопролитию – потому что они противоречат человеческой природе. Классическое марксистское утопическое видение бесклассового общества в Советском Союзе самоуничтожилось, но только после убийства миллионов своих людей. Теперь мультикультурная утопическая версия, которая стала доминирующей на Западе, демонстрирует признаки сильного противостояния и непримиримой поляризации.

Мы хотим, чтобы оглядываясь в будущем назад на текущую эпоху, нам не пришлось бы говорить, что мы сделали слишком мало и слишком поздно, как это произошло с иммиграционным законом 1924 года, направленным на создание этнического статус-кво. Все показатели представительства белых в силах общественного контроля будут продолжать снижаться в ближайшие годы, учитывая продолжающееся ухудшение демографической ситуации. На данный момент даже полная остановка иммиграции и депортация нелегалов не будут достаточными для сохранения Белой Америки в долгосрочной перспективе.

Левые и их союзники из крупного бизнеса создали чудовище. Белые должны понимать, что, если они ничего не сделают, в ближайшие десятилетия их будут все больше преследовать, травить и чернить, поскольку чудовище продолжает набирать силу».

(К. МакДональд, "Индивидуализм и западная либеральная традиция")
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments