Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Дмитрий Иванович Пихно


"В осаде : политические статьи" (1905)

https://books.google.com/books/download/V_osadi%CD%A1e.pdf?id=DnRAAQAAMAAJ&output=pdf



«Российские радикалы, собравшись на последний съезд в Москве под именем съезда земских и городских деятелей, формулировали и опубликовали свою программу [...] На первом плане поставлена борьба с законом 6 августа с целью водворения полнаго парламентаризма вместо нынешней Государственной Думы, а способом достижения этой цели объявляется замена Государственной Думы учредительным собранием, которое должно решить судьбу России и ея государственной власти.

[...]

Конечная цель этих авантюр в программе не досказана, так как радикалы не указали, какой же формы государственнаго правления они желают и намерены добиваться для России? Они говорят только, что единственная задача Государственной Думы — уничтожить себя и превратиться в "учредительное собрание", [т.е. верховную власть -- С.О.] которое выработает и введет какую то новую форму. Будет ли это конституционная монархия, демократическая республика, или социальная республика, военная диктатура или диктатура какого-нибудь конвента — этот вопрос остается открытым. "Учредительное собрание" по самому своему существу есть такое собрание, которое упраздняет и заменяет всякую государственную власть, а полномочия его безграничны. "Учредительное собрание" возникает тогда, когда вследствие государственной катастрофы, внешней или внутренней, государственная власть внезапно исчезает и требуется создать новую государственную организацию.

[...]

Радикальная партия не скрывает своей ненависти к бывшему до сего времени государственному строю и к тому порядку, который вводится законом 6 августа, но чего она сама хочет — это остается неизвестным или, по крайней мере, не объявляется. Но дух ненависти и разрушения, грозя бедами, не гарантирует ни малейшим образом созидания. Радикальная партия употребляет все усилия, чтобы воспитать и привить революционный дух, отрицание закона и законности во имя своих желаний или фантазий. Все ея съезды, союзы, митинги, подготовка рабочих движений есть ничто иное, как сознательное и принципиальное отрицание закона и замена его незаконными фактами. С легальной почвы она сошла на почву революционную и приглашает всех идти тем же путем. Если бы только одна радикальная партия пожала плоды своих трудов, то это был бы лишь естественный процесс, но опасность состоит в том, что за ея разрушительную работу могут поплатиться другие и все государство. Впрочем, это случится лишь в том случае, если русское общество не оценит сущности русскаго радикализма, который и по своему духу, и по своим приемам удивительно близко стоит к радикализму французских революционеров конца XVIII века. Такая же радикальная теоретичность, прямолинейность и доктринерство; такие же якобинские клубы в форме разнаго рода союзов и съездов; такое же буквальное повторение тогдашней теории "о правах человека"; такое же исчисление всех "свобод", при крайней нетерпимости ко всякой действительной свободе и даже к элементарным гражданским правам, которыя не сходятся с радикальным катехизисомъ; такое же оправдание всякаго бунта, всяких революционных насилий и преступлений; такой же состав интеллигенции, стремящейся революционировать городскую и сельскую толпу, чтобы опереться на нее.

Дальнейшия события показали, что история едва ли знает более неудержимых насильников, чем те, какими оказались французские радикалы. Весьма скоро радикальные поклонники Руссо уступили место красным демагогам, соответствующим теперешним социалистам, и тогда разыгрался финал кроваваго безумия: все свободы были отвергнуты, кроме свободы гильотины, все "союзы" запрещены, воцарился террор против "врагов республики", реками кровь и покатились тысячами головы из под гильотины. Вместе с ограбленным дворянством окончили жизнь на плахе и очень многие из "буржуазных" радикалов. Кровавый вихрь, среди всеобщаго ужаса и отчаяния, Наполеон Бонапарт остановил картечью и стал хозяином Франции, введя военную диктатуру.

Говорят, история не повторяется, но очень часто она варьирует одни и те же основныя явления, с тою разницей, что одни народы и правительства умеют во время направить корабль истории по надежному руслу, а другие терпят крушение в водоворотах. Часть наших радикалов в сущности такие же младенцы, какими были Мирабо и аббат Сиейс, и столь же мало предвидят, что они приготовляют, как не предвидели те, с тою лишь разницей, что наши маленькие Мирабо уже теперь идут гораздо дальше и лишены способности оценивать яркия предзнаменования, которых не имели перед собою французские деятели конца XVIII века. У тех не было своих Баку, Одессы, Лодзи, Варшавы, аграрных грабежей, сотен политических убийств и покушений.

Есть существенная разница и в том, что радикализм Руссо и энциклопедистов был проникнут мечтательным добродушием и над ним веял, в их воображении, светлый гений "свободы, равенства и братства", лучезарныя крылья котораго позже озарились багровым светом пожаров и окрасились кровью. Нынешний же радикализм уже в своей колыбели повит злобой "классовой борьбы", безпредельными притязаниями "социальной демократии" на владычество толпы, грядущим рабством "социализма", в принципе отвергающим свободу личности и всякую свободу. Теперь не может быть даже иллюзий. Сумрачный и злобный бык упрямо нагнул голову, уставив лоб в боевую позицию, и пробует стену, но ему не достает рогов, чтобы опрокинуть преграду. Радикалы усердно стараются расшатать столбы и подзадоривают быка бросаться снова и снова.

Русский радикализм есть союз, близорукаго конституционализма с революционными элементами, русскими и иноплеменными для борьбы с существующим режимом. Русскому обществу нет дела до того, как позже размежуются союзники, и кто из них окажется сильнее, но самые существенные интересы государства и народа побуждают общество выразить полное недоверие этому союзу. Кто протянул руку революции, тот в самой основе своих воззрений и способе действий разошелся с теми, кто ищет мирной реформы и не хочет сойти с законнаго пути. Эти две дороги никогда не сходятся, а неизбежно расходятся все дальше и дальше.

Это доказала радикальная партия в течение короткаго времени нескольких съездов. Начав с общеземской организации и съездов, она уже успела дойти до учредительнаго собрания, покушения на поземельную собственность и расчленения России на автономныя области».
Tags: Пихно
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments