Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

* * *

«Начиная с Испании мы чувствовали всю неизбежность войны. Для меня нет ничего более смешного, чем рассуждения о том, что Гитлер «вероломно» напал. [...] Все знали, что приближается война, но как-то лихорадочно старались об этом не думать.

[...]

Основной ударной силой в будущей войне представлялись тачанки. Фильм кончался праздником победы после войны: с экрана на нас смотрели популярные актеры (на войне, которая шла на экране, конечно, никто из них не погиб), а за спиной у них пылал фейерверк победы. Такой представлялась нам война.

Мы все читали «На Западном фронте без перемен» Ремарка и «Прощай, оружие» Хемингуэя и достаточно слышали и говорили о второй всемирной войне. И как-то усердно об этом забывали... Все торопились веселиться.

[...]

Отправляли нас торжественно. Перед погрузкой выстроили около вагонов, и командир эшелона объявил, что с прощальным словом к нам обратится старый питерский пролетарий.

Пролетарий был уже навеселе, и напутствие его я запомнил на всю жизнь, как «Отче наш»: «Ребята, гляжу я на вас, и жалко мне вас. А пораздумаю я о вас, так и хрен с вами!»

«По вагонам!» – взревел командир, и мы отправились в путешествие...»
Subscribe

  • Передовой опыт суицидологии:

    "Когда у Лили произошел первый разлад с Бриком, еще до свадьбы, она решила принять цианистого калия. Ее мать заподозрив что-то, подменила таблетки,…

  • «Изменение внутрифакультетской ситуации

    открыло и для меня возможность вернуться (в сентябре 1950 г.) на кафедру истории западноевропейской философии. Наступили далеко не лучшие времена как…

  • «На дискуссии в январе 1947 г.

    выступал и З.Я. Белецкий со своими обычными уже выпадами против истории философии, поносил историков философии "за зазнайство". Но он был подвергнут…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments