Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Category:

НЕДОСТРЕЛЕННАЯ


Директором 239-й школы на протяжении 25 лет (1950-1975) и со-организатором её в качестве ФМШ была М.В. Матковская.

По предыдущей должности она была зам. пред. Ленгорисполкома.

Попков (расстрелян) был секретарём обкома.

Лазутин (расстрелян) был председателем Ленгорисполкома и одним из главных фигурантов Ленинградского дела.

Матковская была заместителем Лазутина.

«Арестованы были тогда не только Ленгорисполком, обком партии, все райкомы, директора заводов. Всё, что можно было выбрить, было выбрито».

«Она попала под "ленинградское дело". Стал решаться вопрос о ней. "Неужели вы не можете ей что-нибудь сделать? Она живет в коммунальной квартире, даже квартиру себе не сделала!". Я её потом спрашивал, как же так получилось. Мария Васильевна рассказала: "Мне давали квартиру. Я поехала смотреть. 110 кв.м. А мой муж говорит: "Маня, не езжай. Запомни, не нужна нам эта квартира. Проживем и здесь. Чиновники приходят и уходят, а советская власть остается. Разберутся". Так мы и остались в коммуналке". Возможно, это ее спасло. Решили: "Ладно, пошлите ее директором в школу". Исключили из партии, послали в школу».

«У Марии Васильевны было хорошее свойство, - ее взгляды вообще отличались от наших в большинстве, - она умела слушать и умела приспосабливаться. В политику мы не лезли, а в математику она не лезла, в процесс преподавания. Так что конфликтов у нас не возникало. Если бы возникали внутренние конфликты, тогда, конечно, нас бы прикрыли сверху. А их не было».

«Благодаря профессору Петрашеню, Матковская смогла создать школу и уберечь таких людей, как Рыжик, Горшков и Окунев, хотя казалась человеком консервативным».

«Если бы не было Матковской, школы бы не было - это точно! Это человек с редким сочетанием исключительной честности, смелости».

«Когда начались погромы 1953 года, Матковская никого не уволила, она переводила в младшие классы.Я расскажу о себе. В 1952 году я была уволена приказом ГОРОНО. Знали это все, кроме меня. Она дала мне возможность спокойно уехать в отпуск и всем коллегам сказала: "Пусть отдохнет. За это время попробуем что-нибудь сделать". 24 августа я вернулась и узнала, что я уволена. Мария Васильевна сказала: "Подождите, работать вы где-нибудь будете. Но может быть, вы еще будете работать здесь. Сидите дома". 31 августа она позвонила и сказала, чтобы я пришла заполнять журналы. Вот этого я не забуду. Я не забуду и многого другого потом, я этого тоже не забуду. Светотеней там было полно...»

«Матковская была суровая. Когда я была школьницей, была скромная, занятая учебой и этого не замечала. А потом, наверно, стала менее скромной, - длинные ногти ставили в вину, а о брюках и коротких платьях нельзя было и подумать. Из учителей Матковская любила не ярких, а средних...»

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments