Sergey Oboguev (oboguev) wrote,
Sergey Oboguev
oboguev

Categories:

О БОЛЬШЕВИЦКОЙ ГНОСЕОЛОГИИ


«Белецкий вновь обратился к Сталину с письмом и по этому вопросу. А.Д. Косичев цитирует это письмо от 9 апреля 1949 г.: [...]

Памятуя предупреждение Светлова, я, естественно, не хотел ввязываться в дискуссию по этому отнюдь не дискуссионному вопросу. Но когда эта дискуссия разгорелась на заседании ученого совета факультета, когда высказались по данному вопросу все заведующие кафедрами и почти все профессора-члены совета, я был вынужден также сказать, как я понимаю сей вопрос.

По своему содержанию объективная истина действительно не зависит от сознания познающего субъекта, говорил я, как бы соглашаясь с Белецким, однако поскольку она представляет собой знание, результат познания, ее нельзя отождествлять с объективным миром, существующим безотносительно к познанию, к человечеству вообще. К сожалению, я увлекся и стал разъяснять, что Платон, Гегель и Гуссерль считают истину изначальной, субстанциальной реальностью, совершенно независимой от познания. А когда Белецкий с возмущением заявил, что я пытаюсь приписать ему платонизм, гегельянство и т.п., я привел ему слова Гуссерля: "Истина выше всего временного, т.е. не имеет смысла приписывать ей временное бытие, возникновение или уничтожение". Одним словом, я нарушил наставления Светлова.

Конец этой [...] дискуссии положил райком ВКП (б). Ряд профессоров и преподавателей факультета, в том числе Белецкий и я, были вызваны к секретарю райкома по пропаганде, который [...] потребовал прекращения этой дискуссии и в заключение заявил:

"Вопрос о том, что такое истина, решает ЦК ВКП(б)"».

(Т.И. Ойзерман, "Оправдание ревизионизма", М. 2005, стр. 109)
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 0 comments